Markus Kiel: Исчезающее исчезает

markus kielВы когда-нибудь видели фотохудожника, который не фотографирует, такой постмодернистский симулякр, копия без оригинала? 4 октября 2012 года в Днепропетровске состоялась пресс-конференция Маркуса Киля (Markus Kiel), почему-то названная мастер-классом. «Я больше привык работать с готовой фотографией», — скромно объясняет Маркус через переводчицу и указывает на стены полутемного зала.

Я слежу за его движением. На стенах развешены пожелтевшие, местами полустершиеся изображения железных кранов и шахт родного города немецкого гостя — Бохума. Его интересуют перемены, происходящие с шахтами Рурской области, перемены, происходящие с фотографиями, передающими перемены… Сейчас объясню. Дело в том, что Маркус Киль (Markus Kiel) владеет не совсем обычной техникой. Старинные фотографии шахт Бохума он проектирует на стальные пластины, предварительно смазанные специальным лаком. Таким образом, полученное изображение перемен, которые Киль хотел бы запечатлеть (по его собственному выражению), меняется тоже. Исчезающие шахты исчезают.

Markus Kiel: когда заржавеют роботы

«Мне иногда заказывают такие работы. Очевидно, людям нравится переживать перемены вместе с фотографиями, — рассказывает Маркус, — эти работы постепенно ржавеют. Однако ни одна фотография еще не исчезла полностью».

Справедливости ради нужно отметить, что иногда Киль все-таки фотографирует, но природа, люди, эмоции, словом, скромные предметы, занимающие внимание обычных фотографов, его не интересуют.

markus kiel

Что снимает Киль? Пустырь, на котором раньше был концлагерь, обелиски с надписями, от которых мурашки бегут по коже даже не у слабонервного человека; специально выстроенные им в ряд стоптанные башмаки покинувших шахту много лет назад рабочих; разрушенные забои; куски ветоши, которую использовали в шахтах; перчатки рабочих; портреты немецких господ, развешенные среди билбордов с кока-колой. Обратим внимание на фотографию, которую автор назвал инсталляцией: на ней изображены предметы, которыми могли бы торговать уничтоженные немцами евреи. Эти предметы помещены в ящики, символизирующие гробы, и выставлены на площадь. Люди в серых плащах рассматривают их. Мы видим площадь сверху. Серые плащи. Коричневые ящики. Ржавые патефоны в ящиках. Бесцветные облака над городом.

Германия глазами Markus Kiel

Сидя в полутемном зале на пресс-конференции и глядя на экран, где возникали фотоработы, я думала: сейчас появится что-то, что характеризует творчество Киля, что покажет нам дух, цвет, форму нынешней Германии, но, кроме шахт и обелисков на экране больше ничего не возникло.

markus kiel

Скажете, Маркус Киль на самом деле фотодокументалист и проблема только в формулировке? Возможно, только без приставки «фото». Киль охотно помогает потомкам рурских горняков, желающих узнать о судьбе своих предков, погибших в шахтах. Рассказывает им о том, что удалось ему узнать, изучая обелиски и памятники. Однако документальная фотография — это не просто документирование с помощью пленки определенных моментов, это выражение своего авторского взгляда, живого и проницательного. Вряд ли можно назвать документальным фото с ботинками или портретами немецких господ, размещенных среди современного города, да и сам автор называет их инсталляциями.

В перерывах между монологом Киль отвечал на вопросы, которые ему задавал зал. Вопросы с намеками на инфернальность его работ, благодаря переводчице, не дошли до его сознания.

«Меня интересуют границы объединения фотоискусства и живописи», — продолжает переводчица. Если быть честными, от живописи в работах Киля ровно столько же, сколько и от фотоискусства. Удивляет разве что наша неестественная скромность, не позволяющая крикнуть, что король голый.

Юлия Гогчян

Фото  — Виктория Кравченко

Author: Admin
Tags

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Login

Lost your password?