Ян Левинзон: юмор, который всегда с тобой

Ян Левинзон7 ноября 2013 культурно-деловой центр «Менора» гостеприимно распахнул двери, приглашая на творческую встречу, которую провел юморист Ян Левинзон, телеведущий программы «Семь сорок», бывший одессит — участник КВН и «Джентльмен-шоу», ныне — житель Израиля.  

Ян Левинзон и «Джентльмен-шоу»

Если в 1990-х годах вы смотрели «Джентльмен-шоу», вам не нужно рассказывать, как колоритно Ян Левинзон представлял одесский юмор. Забавные истории времен «коммуналок», светские беседы «джентльменов» сменялись рубрикой «Анекдот в десятку». Как говорил другой участник проекта Олег Филимонов, «в Одессе прослыть острословом, знатоком анекдотов  — да это Ильфом надо быть, по меньшей мере! В этом городе каждый считает себя острословом, и не без оснований».

В 2000-х годах шоу прекратило существование — для того, чтобы стать платформой для других развлекательных проектов в разных странах. Ян Левинзон, работавший в Одессе, стал родоначальником русскоговорящего КВНа в Израиле; а раз в несколько месяцев приезжает в Москву, чтобы записать передачу «Анекдот на память из коллекции Яна Левинзона». Сам Ян Левинзон говорит, что смысла в этой передаче не слишком много, не все ему нравится, но она пользуется популярностью — а потому рейтинги вершат эфиром.

Ян Левинзон и его анекдоты

В чем секрет успеха таких анекдотов? Философия хлеба и зрелищ или искусно сыгранная малая форма? Почему костюмированное шоу становится настолько популярным, что затмевает классический театр? Может, дело в обстоятельствах, окружающих нас, в суетливости и тревожности современной жизни?

Ян Левинзон утверждает, что его анекдот — это не житейская история, а именно фольклорный жанр, дополненный будничными деталями.

—Я рассказываю только о том, что я вижу. Но, учитывая, что я 22 года живу в Израиле, то говорю об Израиле и об Одессе. Кстати, юмор там очень похож, можно смело рассказывать на иврите то, что было в Одессе.

Ян Левинзон

А юмор, как известно, помогает жить.

«В Одессе водительские права чуть дороже автомобиля, но купить можно».

«Ничто так не красит человека, как перекись водорода».

«Встретились два еврея.

— Не жалеете, что приехали в Израиль?

— Я уехал ради детей.

— Довольны?

— Конечно, они же остались в Кишиневе».

Перед зрителями разворачивается театр одного актера: житейские истории, непритязательные диалоги, естественная импровизация.

Ян Левинзон делится воспоминаниями

— Я учился в физико-математической школе в Одессе. Трудно давались уроки математики и украинского языка. Благо, что учителя этих предметов не знали идиша. Так, два друга, сидя за первой партой, подсказывали мне ответы на идише, все смеялись. Учителя спрашивали: «А что смеётесь?» Тогда один ученик посоветовал им выучить идиш, чтобы понимать, что происходит.

Прошло много лет, и в Израиле Ян Левинзон встретил учительницу — разговорились, вспоминали былое. Но для учительницы по-прежнему осталась загадкой эта старая история — почему постоянно смеялись её ученики. Хотя артисты секретов не выдают, на этот раз Ян Левинзон рассказал, в чем было дело.

ян левинзон

Ян Левинзон — в меру эмоциональный рассказчик, деликатный и тактичный, а его скромность вызывает уважение. В то же время он утверждает, что есть очень много вещей, над которыми он ни стал бы шутить.

— Я считаю, что граница должна быть. Нельзя смеяться над какими-то физическими недостатками. Если человек заикается – это не тема для юмора.

«Неожиданный» факт: шутки вызывают смех, а тонкий юмор и самоирония — позитивный настрой. Ян Левинзон объединяет присутствующих, заряжая позитивом. К концу встречи казалось, что в зале присутствуют знакомые люди — видимо, так действует сила настоящего юмора. По одним и тем же законам — вот уже который век.

P.S. Вспомним традицию карнавалов, которая существует не одну сотню лет. Германские «песни обжор» — самый популярный жанр средневекового празднества. Шутили о хлебе насущном, ради смеха надевая гирлянду из колбас. В поздние времена карнавал соперничал с церковными представлениями: в отличие от религии, которая предписывала серьезное, боязливое отношение к проблемам добра и зла, на карнавалах простой люд позволял себе смеяться над смертью, которая гоняется с косой за неудачником. Психологический мотив компенсации легко обнаружить и в народных потешках, высмеивающих королей. Хотя высмеивались глубинные пороки, на таких карнавалах использовали поверхностные, даже примитивные образы.

Разве не о том же шутят сейчас?

Современный культуролог В. Третьяков, опираясь на игровую теорию М. Бахтина, утверждает: на сегодняшнем телевидении карнавал сохранил театрализованную форму, но утратил социальную функцию. Ранее из-за социального неравенства низы общества стремились уравнять всех участников карнавала в том, в чем они действительно равны — в физиологии, поэтому шутили о еде и питье, о любви, часто демонстрировались единоборства. Это помогало символически восстановить равенство людей: слуга и его хозяин могли совершать одни и те же поступки. Теперь карнавальная культура заглядывает в каждый дом — в тот миг, когда загорается экран телевизора, мы принимаем участие в иллюзорном карнавале, смеемся над чем-то незначительным, стремясь отвлечься от серьезных проблем.

Ася Шкуро и Галина Родионова

Author: Admin
Tags

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Login

Lost your password?