Яблоко раздора: почему Восток и Запад не понимают друг друга

«Я безымянная африканка из твоего последнего поста в Инстаграме» — так начинается нашумевшее письмо редактора The Bright Magazine. Сарика Бансал написала сатирическое эссе, обратившись к путешественникам, фотографам и репортерам, которые тиражируют пустые клише. Она заговорила о том, что волнует многих жителей Африки и Азии. Западная пресса навешивает ярлыки, которые на слуху чаще, чем имена людей, о которых пойдет речь. «Черный континент», «потерянный мир», «благородные дикари»… . В этой статье мы поговорим о том, почему местные жители обижаются на иностранцев и обвиняют людей Запада в искажении имиджа. А также о том, как часто благотворительные организации спекулируют на проблемах жителей Азии и Африки, богатея и делая себе имя, и как редко собранные средства доходят до тех, кто нуждается в помощи.

Как создавался образ Африки: правда и фальшь

Журналисты TV Tropes писали: хотя большинство африканских стран стали свободными от европейского колониализма в 1960-х (самое позднее  в 1970х), их до сих пор не считают современными, равными американцам, европейцам и азиатам.

«История Африки состоит из войн, болезней, социальной несправедливости, репрессий и нищеты. Если смотреть поверхностно, в Африке — много обезьян, и здесь вам никогда не понадобится теплая одежда» — отрывок из рассказа не слишком известного американского автора. В этих повествованиях нет людей, их радостей и горестей, живых впечатлений. Набор штампов, который не меняется из года в год, позволяет говорить говорить с легкой долей высокомерия… Мол, что с них взять, это мир без цивилизации.

В своем эссе Сарика Бансал создала собирательный образ Африки. Горькая ирония вызвала шквал эмоций в Интернете.

— Конечно, мне нравится представлять себя благородной дикаркой, которая громко смеется и вечно заботится о чьем-то благополучии. Я не расстроена тем, что ты не спросил, как меня зовут и как проходит мой день. Разумеется, я существую, чтобы наполнить твою жизнь смыслом. Ты должен спасти меня и показать блага, предлагаемые цивилизацией (но только если у тебя останется время в поездке). Самое важное – чтобы подписчики в Инстаграме увидели, какой у тебя широкий кругозор и как тонко ты умеешь сопереживать. Поэтому ты пишешь: «Несмотря на то, что мы не говорим на одном языке, каждый понимает улыбку». Красивая фраза, но ты даже не попытался вникнуть в суть.

— Действительно, зачем задавать мне вопросы, если статья, которую ты читал в самолете, уже рассказала тебе обо всем? Ты в курсе, как выглядят наши дома, насколько примитивно мы питаемся. Знаешь о нашей безграмотности… Ты удивлен: как наше жизнелюбие сочетается с нищетой! В тебе бушуют смешанные чувства, ты испытываешь странную вину передо мной. Ведь ты мечтаешь о том, чтобы «стать успешным, обзавестись семьей и жить в большом доме в прекрасной стране». Напротив тебя стою я — та, которая «сгнивает одна, с ребенком, в маленьком доме из грязи и веток». Да, я переживаю ту вину, которую испытываешь ты (ведь мы, африканцы, обладаем неким состраданием), когда читаю посты в Инстаграме. Ты прав, мы бедные, но счастливые.

У каждого своя правда

Журналисты National Geographic проанализировали свою работу и пришли к выводу, что склонность к расизму доминировала в США на протяжении многих лет.

Так, 1930 году National Geographic отправил репортеров в Эфиопию, дабы осветить коронацию местного монарха. Но если бы подобная церемония проводилась в Америке, о новоиспеченном короле не упомянуло ни одно издание. Не так давно стало известно, что в 1940-х годах в Вашингтоне всем представителям афро-американской национальности было отказано в членстве в National Geographic.

Сьюзан Голдберг — десятый редактор — приняла решение отследить, как расовая дискриминация проявлялась в материалах National Geographic: «Нужно признавать ошибки прошлого, тогда, возможно, удастся что-то исправить».

Яблоко раздораПубликовались следующие факты. Френк Шрейдер сделал снимок в Восточном Тиморе для выпуска 1962 года: здесь фотограф показывает местному жителю фотоаппарат, и тот крайне изумлен. National Geographic признается, что подобные снимки часто использовались для остроты момента, — фотографии изображали аборигенов, которых шокируют западные технологии. Более того, до 1970-х годов National Geographic не упоминал о проблемах африканцев, проживавших на территории США, вскользь говоря о «чернокожих рабочих».

В 1962 году National Geographic опубликовал репортаж о том, как полиция Шарпевилля учинила кровавую расправу над представителями африканской национальности. 66 человек были убиты — так блюстители закона расправились с мирной демонстрацией в Южной Африке при помощи слезоточивого газа и полицейских дубинок. По непонятным причинам журналисты рассказали читателям об этом расстреле два с половиной года спустя. Несколько сухих фактов — вот и все, что сообщалось о трагедии…

В наши дни издания все чаще пишут об этнических конфликтах, разговаривают с местными жителями о том, что их волнует, и привлекают внимание общественности к проблемам. Кажется, что глобально ситуация меняется… но соцсети по-прежнему переполнены стереотипами, которые насаждаются западными туристами.

Яблоко раздора: как мода на «лайки» влияет на имидж страны

Марта Массаку родом из Африки. Вот что девушка наблюдает каждый день: «Многие люди приезжают в Азию с Запада и фотографируются с нами, чтобы получить известность или лишние лайки в Инстраграме. Для нас это — счастливые моменты, мы очень щедрый народ, и впоследствии в узком кругу вспоминаем, как весело проходили обеды и как мы угощали туристов простыми блюдами. В поисках приятных воспоминаний мы заходим в Инстаграм — и видим, что главной темой для обсуждения стала скудность нашего убранства». Марта говорит о том, что жители Африки устали от туристов, которые не стесняются заходить во двор с селфи-палкой и фотографироваться на фоне хижин, чтобы написать в интернете: «Такого убогого жилища вы еще не видели».

Николас Беренг — блоггер, посвятивший двадцать лет жизни странствиям по Азии. Подписчики часто задают ему вопрос, почему на фотографиях нет местных жителей. Он отвечает: «Их внешний вид — не повод для обсуждения. Мы же часто используем их фото, чтобы сказать: смотрите, как нам повезло, по сравнению с африканцами, ведь у нас есть цивилизация. Это в корне неверно». Николас Беренг приводит в пример знаменитую улыбку тайцев, которая стала растиражированным культурным символом. На самом деле, речь идет не об умении улыбаться каждому встречному. Улыбка — своеобразный язык жителей Таиланда, и понять его доведется не всем.

У медали две стороны, и в дискуссии появляется другая точка зрения. Дженни Ленски считает, что это не проблема, а мыльный пузырь, раздутый до невероятных размеров:

— Это попытка местных жителей показать превосходство над иностранцами. Сейчас многие блоги публикуют историю некой африканки, которую возмутили посты юристов. Но это не сатира, а морализаторство. Цель этого поста — доказать, что Африка — жертва, Запад — агрессор.

Действительно, не всем понравилась заметка от имени безымянной жительницы Африки. Находятся люди, которым есть что возразить. Например, некоторые иностранцы копируют манеру повествования: «Я — безымянный европеец, чьи фото украшают альбомы в домах Китая». Обычная история: местные жители, увидев представителя другой национальности, слезно просили сделать совместное фото. Явной популярностью пользовались женщины со светлыми волосами — как будто это делало их особенными. Один из англичан говорил: «Я уверен, придя домой, они показывали эти фотографии и говорили, что теперь у них появились друзья в Лондоне. Так что не вижу ничего странного в том, что европейцы поступают так же».

Но, так или иначе, история анонимной африканки взволновала просторы интернета не по-детски. Джиллам Дута Рой родом из Индии, занимается анализом рынка и маркетинговыми исследованиями. Одна из ее задач — отслеживать местный имидж, который формируется в западной прессе. Рой признается, что чаще всего ей приходится видеть три типа фотографий, опубликованных западными туристами. Беспризорный мальчишка с неприятным оскалом на улицах Мумбая; чопорная индианка, которая неприветливо смотрит на иностранцев; беззубый владелец лавки, который излагает философские сентенции о жизни и счастье.

Чужие слезы остались чужими…

Увы, даже если о проблемах этнических сообществ говорит общественность, это не гарантирует изменений. Пример тому — драматичная история, развернувшаяся на территории Йемена.

Яблоко раздораНуджуд Али рано познала тяготы семейной жизни. В девятилетнем возрасте ее отец «продал» ее замуж. Через шесть лет девушка, терпевшая домашнее насилие, развелась.  Когда ей было пятнадцать, ее проблемами заинтересовались западные СМИ. Все началось с небольшого интервью для нидерландского радио, в котором Нуджуд рассказала о том, как жестоко с ней обращался муж. История оказалась типичной для Йемена. После этого к ней обратились журналисты из The Guardians. Они попросили о встрече — и обнаружили девушку в стесненных условиях в доме брата. Она больше не ходила в школу, жила на 30 долларов, которые, по решению суда, выплачивал каждый месяц бывший супруг. Журналисты предложили ей сделку. Нуджуд получает образование, пишет книгу о своих злоключениях. Фотографируется с важными людьми. Благотворительные организации получают миллиарды…

Дело получило огласку. С Нуджуд связались представители Хиллари Клинтон, которая была намерена на 550% увеличить прием беженцев в США. Она говорила о том, что Дональд Трамп настаивает на ужесточении миграционной политики. В результате, в Америку не смогут попасть беженцы из семи ближневосточных стран (в том числе из Йемена). История Нуджуд Али пришлась как нельзя кстати. Девушку пригласили на церемонию вручения премии Glamour Awards, и фото с Хиллари Клинтон стало новостью дня.

Нуджод делилась с людьми своей историей. Она хотела, чтобы о ее трагедии узнали миллионы, и другие девушки смогли избежать подобной участи. Но благие намерения утонули в водовороте финансовых перспектив. Писатель Делфин Минуи написал бестселлер, его инициативу подхватил французский издатель Мишель Лафон. Книга была переведена на шестнадцать языков, выставлена на продажу в тридцати семи странах. Представляете гонорары?

Издатель поступил по совести. Часть гонорара он потратил на покупку дома для Нуджуд. Но девушка, которой в ту пору было 15, вскоре оказалась на улице. Оказалось, что ее отец, обладавший безграничной властью в семье, забрал дом себе. До судьбы дочери ему не было дела. Через шесть месяцев после этого ее история продолжала приносить прибыль некоммерческим организациям. Так, благотворительный фонд Too Young To Wed («Слишком молода для замужества») сколотил целое состояние, прикрываясь историей Нуджод. А когда девушка написала письмо в PR-поддержку Хилари Клинтон, прося о помощи, ей ответили, что нет возможности облегчить ее участь…

Подобных историй бессчисленное количество. Пусть у нас нет ресурсов, чтобы изменить мир, нужно думать о чувствах местных жителей, путешествуя по их странам. С уважением относиться к культурам мира и не тиражировать расхожие клише, которые мешают проникнуть в суть проблемы. Видимо, именно об этом говорит нашумевшее эссе, написанное от лица безымянной африканки.

Ася Шкуро

Author: Admin
Tags

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Login

Lost your password?