«Черная шкатулка»: в очереди за счастьем

25 сентября в Днепропетровском академическом театре русской драмы имени М. Горького состоялась творческая встреча с Народным артистом Украины Алексеем Горбуновым. Актер и солист музыкальной группы «Грусть пилота» представил на суд зрителей музыкально-художественную композицию «Черная шкатулка», которую впору назвать моноспектаклем.

Черная шкатулка — классика жанра. Каждый находит в ней что-то свое: подводит итоги прожитому времени, ищет сокровища в ее искусных, выразительных чертах. Вот так, бывало, откроешь старинную черную шкатулку, достанешь покрытые пылью статуэтки, пролежавшие взаперти «со времен прабабушки», — и рассмеешься (дескать, стоило хранить фигурки столько времени, ведь есть более современные развлечения). И, может быть, заплачешь (все же, это единственные свидетели ушедших лет и угасших событий). Вот и мировая культура воспринимала черные шкатулки совсем не как предмет декора — этим образом «крестили» антивоенные произведения, рассказывая о горе и предательстве, подвигах и доброте.

Алексей  Горбунов — артист театра и кино, мастер художественного чтения — еще и великолепный исполнитель любимых в народе песен Леонида Утесова, Виктора Цоя, Булата Окуджавы, Марка Бернеса и Владимира Высоцкого. Завладев вниманием зрителей, Горбунов разговаривал «по душам» словами классиков. Он читал стихи чешского писателя Людвика Ашкенази — военную лирику времен Второй мировой.  Добавлял современного звучания, обращаясь к стихотворениям украинского поэта и редактора журнала «Шо» Алексея Кабанова. Объединив литераторов из разных эпох, актер говорил о том, как, преодолев «взрывов пыльные стога, всходит солнце через силу». С горечью декламировал: «Наша юность навечно застряла в пробке, прижимая к сердцу шприцы, косяки, коробки» (А. Кабанов).

Актеру верили, порой даже плакали.

Больше всего люди любят

играть шариками:

глиняными, стеклянными, оловянными, деревянными,

золотыми, свинцовыми

шариками в винтовках,

своими собственными в черепных коробках,

главным Шаром Земным, на котором, сами

себе хозяева,

мы живём без прописки, задаром. (Л. Ашкенази)

Артист был честен со зрителем, и череда стихотворений напоминала исповедь, животрепещущий рассказ о пережитом. Вот Горбунов надевает шапку и перевоплощается в одноногую девочку-инвалида, которая непринужденно ведет с мальчиком разговор о женской красоте. Плавно переходя от образа к образу, актер рассказывает, как живет простой человек.

Горбунов представал перед зрителем в амплуа сирот, еще не узнавших, каким жестоким бывает мир по отношению к тем, за кого некому постоять; одиноких женщин, которые ждут любимых, даже если ожидание занимает всю жизнь; невеселого шута в колпаке, что видит мир как набор блестящих шариков, которыми любят играть люди…

Символично со сцены прозвучал сказ о женщине в ожидании счастья.

В некоем городе предположим, в Испании

люди терпеливо стояли за счастьем.

Счастье выдавалось в пакетиках,

перевязанных ниткой, с надписью Фелицитас.

В каждом пакетике были:

радужное стёклышко, пряник,

горстка пахучих трав, молочный зуб и

монетка. Словом

на сто пятьдесят граммов счастья.

Некоторые стояли в очереди с рождения.

Одна женщина попросила:

Пожалуйста, не забудьте, я буду за Вами,

мне нужно отойти за хлебом

(или на свадьбу, а может, на похороны),

не забудьте, пожалуйста, muchas gracias.

Она пришла к морю, где тёплые волны

перемывали песчинки и лёгкая пена

нежила усталые ноги.

«Я была бы так счастлива, подумала женщина,

если б не надо было опять возвращаться

в очередь за счастьем». (Л. Ашкенази)

Создав своеобразный театр одного актера, Алексей Горбунов словно воссоздал образ общества, которое вымаливает счастье, стоя с протянутой рукой. Персонажи умоляли судьбу подарить еще несколько мгновений любви, толику удачи, чуть больше здоровья — и наградить уверенностью в завтрашнем дне.

Есть только две категории женщин, дорогая:

женщины ждущие и те, которых ждут.

Если бы мысли слышно, дорогая,

улицы бы задыхались в женском крике, молящем о любви,

дорогая, молящем о любви…

Так что на самом деле все женщины ждут.

Правда?

И те, которых ждут. (Л. Ашкенази)

Во всех ролях сквозил постмодерный принцип «возьми известного героя и покажи, как он выживет в современном мире». В персонажах многие узнавали себя, а в затронутых темах — самые злободневные обстоятельства. Зрители аплодировали стоя — за искренность, откровения, душевную теплоту и правду жизни.

Родился человек и

кричит!

Никто его не понимает,

но все улыбаются.

Это я! орёт человечек.

Я пришёл жить. Вы мне рады?

Среди добрых людей

и в хорошее время ли я родился?

Цвет моей кожи, графа в анкете

они мне в жизни не помешают?

Не грозит ли война? Рабство

уже уничтожено?

Можно дышать? Так спасибо! (Л. Ашкенази)

Ася Шкуро и Галина Родионова

Author: Admin
Tags

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Login

Lost your password?