Око за око: чем живет общество, кроме манипуляций

обществоСтоит зайти в книжный магазин, глаза разбегаются: куда ни глянь — море литературы по теории и практике манипуляции. Людям предлагают узнать, как легко построить отношения, подчинив себе волю другого. Те, кто знают все о сфере бытового манипулирования, обращают внимание на более сложные темы. Как взять власть в свои руки и организовать работу на предприятии так, чтобы все работали, кроме тебя. Да что там работа — нынче знания позволят даже захватить власть в государстве… так утверждает не один десяток книг, которые мы обнаружили на книжных полках. Идеи, позволяющие управлять другим человеком или группой людей, пользовались популярностью во все времена, а теперь это становится всеобщим достоянием… или просто создает иллюзию доступности?

Призрак Макиавелли и современное общество

Первые попытки придать реалистичные очертания «скрытому от народа» принадлежали Никколо Макиавелли. В провокационной, но реалистичной книге «Государь» флорентийский дипломат раскрывает законы средневекового общества. Правда, параллели с современностью напрашиваются сами собой. Так, согласно Макиавелли, власть приходит к «государю» по наследству либо путем завоеваний, причем в последнем случае удержать ее гораздо тяжелей. Что делать, если народ слишком упорно сопротивляется, дабы не оказаться побежденным? Макиавелли советует инсценировать народный бунт, потому что мятеж дает правителю право безбоязненно наказывать неудобных ему людей.

Беспроигрышный вариант — ввергнуть народ в крайнюю нищету, ведь люди, которые не в состоянии удовлетворить элементарную потребность в еде, вряд ли окажут посильное сопротивление. «Людей следует либо ласкать, либо изничтожать, ибо за малое зло человек может отомстить, а за большое — не может; из чего следует, что наносимую человеку обиду надо рассчитать так, чтобы не бояться мести», утверждает Макиавелли. О каком большом зле идет речь? Видимо, о полном разрушении завоеванного государства — это самый легкий способ заставить людей жить по навязанным законам.

обществоКем был этот человек, оставивший потомкам неоднозначное послание, которое можно трактовать и как руководство к действию, и как прививку от наивного доверия «государям»? Его жизнь — искусство лавировать под давлением обстоятельств. Макиавелли жил в тревожную эпоху, когда под натиском вражеских войск пал Рим, а в родной для Никколо Флоренции земля уходила из-под ног. В отличие от соотечественников, которые вовлекались в политику и искренне принимали чью-то сторону, Макиавелли смотрел на ситуацию со стороны. Когда удалось восстановить Флорентийскую республику, Макиавелли занял должность государственного секретаря. У него появляется влиятельный покровитель Савонарола, но и после отставки последнего Никколо остается на службе. Досконально изучив человеческую природу, Макиавелли умел быть нужным, и за него держались представители самых разных, порой — противоборствующих, сил. Он заводил дружеские отношения, когда видел четкую выгоду для себя; не менее рационально Макиавелли подходил к служебным вопросам. Успешно выполнял дипломатические миссии, лицезрел сильных правителей, не раз становился свидетелем кровавой мести, неотъемлемой части жизни тех, кто делит власть.

Манипуляции позволяли Макиавелли продвигаться по карьерной лестнице, что однажды он попал в сети, которые сам же расставил. Когда правители узнали о том, что готовится убийство Медичи, один из пойманных заговорщиков показал список. В нем значились двадцать горожан, которые должны были получить повышение по службе, если заговор удастся. В результате Макиавелли попал в тюрьму на два месяца и прошел через пытки. Но даже это не охладило его пыла, и, по возвращению домой, дипломат написал книгу «Государь» и продолжил налаживать отношения с новой властью. Что, кстати говоря, у него получилось.

«Государь не должен иметь ни других помыслов, ни других забот, кроме войны, военных установлений и военной науки, ибо война есть единственная обязанность, которую правитель не может возложить на другого. Военное искусство наделено такой силой, что позволяет не только удержать власть тому, кто рожден государем, но и достичь власти тому, кто родился простым смертным. И наоборот, когда государи помышляли больше об удовольствиях, чем о военных упражнениях, они теряли и ту власть, что имели».

«Государь» не зря считают руководством к действию для циников. Макиавелли явно понимал, что описанные законы вызовут отторжение среди тех, кто обладает хотя бы подобием нравственных ценностей. И поэтому воспользовался приемом, который впоследствии скопировали многочисленные авторы учебников по манипуляциям. Макиавелли обосновывает право государя жить по принципу «цель оправдывает средства», предлагая посмотреть на недобрые намерения как на вынужденные действия. Взгляните на примеры государств, которые жалели народ и давали ему свободу, — говорит Макиавелли, — в конце концов, там наступали кризисы, и люди отправлялись свергать правительство либо гибли в результате варварских завоеваний. И тогда уже было бесполезно задабривать народ реформами: «Случись тяжелое время, зло делать поздно, а добро бесполезно, ибо его сочтут вынужденным и не воздадут за него благодарностью».

Тоталитарная машина в действии

Законы управления государства, описанные в «Государе», стоит назвать манипуляцией в чистом виде. На приведенных примерах можно убедиться, что психология манипулятора является психологией убийцы. Правда¸ в отличие от старых времен, когда вторгались лишь на чужие территории, нынче психотехники предлагают «вторгнуться» в мировоззрение другого человека и подчинить его волю, чтобы получить собственную выгоду.

Автор антиутопии «1984» Джордж Оруэлл пытался предостеречь: однажды люди будут влиять не только на ваши действия, но и на чувства. Герои этого романа, Уинстон Смитт и Джулия, боролись против тоталитарной системы, но из-за предательства соратника угодили в тюрьму. Пройдя через пытки разного калибра, они рассказали палачам обо всем, что знали, и подписали документы, утверждая, что отрекаются друг от друга: «Перед лицом боли нет героев». Но кое-что у них осталось — чувства, которые влюбленные спрятали глубоко в сердце. Однажды они заявили главному палачу О’Брайену, что свирепая государственная система может уничтожить их тела, но не в силах войти в душу и убить любовь. В ответ палач, который был в курсе их тайных страхов (так, Смит панически боялся крыс), доказал обратное.

О’Брайен взял клетку и перенес к ближнему столику. Аккуратно поставил ее на сукно. Уинстон слышал гул крови в ушах… Крысы были огромные… Клетка приблизилась; скоро надвинется вплотную. Уинстон услышал частые пронзительные вопли, раздававшиеся как будто в воздухе над головой. Но он яростно боролся с паникой… Все исчезло в черноте. На миг он превратился в обезумевшее вопящее животное. Однако он вырвался из черноты, зацепившись за мысль. Есть один-единственный путь к спасению. Надо поставить другого человека, тело другого человека, между собой и крысами. Маска придвигалась к лицу. Проволока коснулась щеки. И тут… нет, это было не спасение, а только надежда, искра надежды. Поздно, может быть, поздно. Но он вдруг понял, что на свете есть только один человек, на которого он может перевалить свое наказание, только одним телом он может заслонить себя от крыс. И он исступленно кричал, раз за разом:

Отдайте им Джулию! Отдайте им Джулию! Не меня! Джулию! Мне все равно, что вы с ней сделаете. Разорвите ей лицо, обгрызите до костей. Не меня! Джулию! Не меня!

Кажется, ужас Оруэлла, так же, как и призрак Макиавелли, обволакивает нашу жизнь, создавая привлекательный антураж. Наше сознание бомбардируется всевозможными книгами, навязывающими образ манипулятора. Любовь, равно как и стремление человека к свободе, стало орудием в руках политиков, бизнесменов, продвигающих идеи пикапа и «любовной бомбардировки», религиозных сект. На этих темах спекулируют, обещая человеку неизмеримые категории — всеобщую любовь и вечную свободу. А что же в итоге?

«Если вам нужен образ будущего, вообразите сапог, топчущий лицо человека — вечно». (Оруэлл, 1984).

общество

Запутаться в собственных сетях

Вседозволенность открывает необъятные просторы для манипуляций. Давить на болевые точки можно разными способами; для этого, как во времена Макиавелли, не обязательно оставлять человека без гроша в кармане. Спрос рождает предложение, появляется множество литературы, которая решает любые проблемы. Людям рассказывают, сколько секунд нужно смотреть в глаза партнеру, чтобы вызвать нерушимое чувство доверия, какие фразы помогают вызвать отвращение к делу всей жизни и так далее. Люди, подверженные манипуляциям, также читают эту литературу: осведомлен — значит, вооружен.

Манипуляции в бизнесе и в личной жизни строятся на одних и тех же принципах. Играйте с людьми в «ближе — дальше», в одни моменты обесценивая их значимость, а в другую проявляя к ним повышенное внимание, — книга за книгой, убеждают современные авторы. В противном случае, вы не будете интересны ни вашим коллегам, ни вашим партнерам, предостерегают психологи.

Мы снимаем с полки первую книгу, открываем на середине и читаем: «Самое важное — выводить человека из состояния равновесия, неважно, в какую сторону. Ты качаешь эмоции то в одну, то в другую сторону. Ты ему даешь позитив, потом негатив. Хвалишь, наказываешь, хвалишь, наказываешь. Ты слушаешь, увлечена им, потом перестаешь с ним общаться, начинаешь игнорироваться, потом все повторяется». В другом издании авторы предлагают смотреть на отношения как на «рыбный рынок»: «При виде садка, полного рыбы, мы не просим: «Дайте мне, пожалуйста, вон ту, нижнюю, с серебристой блесткой на боку». Мы говорим: «Мне нужна рыба. Небольшая, на ужин». То есть знаем, какая примерно рыба нужна, и понимаем, что существует равноценная замена. Тот же принцип должен работать и в выборе партнера».

Рядом с нами стоят две девушки и не менее активно всматриваются в эти  книги. Мы решаемся завести разговор:

— Неужели это работает?

Девушки с готовностью откликаются:

— Конечно! Сейчас есть так много техник, которые помогают влюбить в себя человека.

— Вы имеете в виду игру в «ближе-дальше»? Появляться, затем пропадать, потом вновь появляться, повергая человека в полное непонимание?

— Не только. Мне нравится «якорение» — слышали о таком? Я прошу мужчину рассказать о хороших моментах в прошлом, погружаю его в приятное состояние, а затем переключаю внимание на себя, чтобы он ассоциировал со мной счастье, испытанное когда-то.

— Хорошо работает «раппорт» — отзеркаливание жестов, подстройка под дыхание, сначала вы наблюдаете за речью человека, а затем говорите с ним его же словами. Вашему партнеру будет казаться, что он видит в вас себя. Помню, однажды я так мастерски тренировала раппорт на человеке, который совершенно не был мне интересен, а он затем рассказывал всем знакомым, что во мне он встретил родственную душу.

Наш разговор вызывает ажиотаж у других посетителей книжного магазина. Мы успеваем лишь записывать мнения.

— Мне всегда казалось, люди, которые используют манипуляции, скорее всего страдают недостатком самооценки. Они просто не верят, что смогут кого-то заинтересовать такими, какими они являются!

— А мне кажется, это способ заинтересовать или привлечь внимание, но построить долгосрочные отношения лишь одними манипуляциями невозможно. Если люди не подходят друг другу и им элементарно не о чем поговорить, это станет понятно при дальнейшем общении.

Кажется, современный мир дал нам власть над чужим мозгом, но точно такую же власть над нами мы неосознанно каждый день отдаем другим. Человек обезличен: получив безграничный доступ к информационным ресурсам посредством интернета, большинство выбирает заштампованные мотивы поведения. Поэтому, включаясь в чужую манипуляцию, чтобы «переиграть» манипулятора, помните: выиграть в этой игре можно, лишь выйдя из нее.

Ася Шкуро

Author: Admin
Tags

Comments (1)

  1. Влада:

    Очень нравится читать ваш журнал! Много интересных и полезных статей на волнующие темы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Login

Lost your password?