Франсис Гойя: Life is a moment in space

Франсис ГойяЕму удалось сломать общественный стереотип о том, что инструментальная музыка не может быть коммерчески успешной. Сегодня альбомы бельгийского музыканта Франсиса Гойи расходятся по миру миллионными тиражами, его композиции любимы ценителями музыки эпохи Romantic Collection. Автор культовой «Nostalgia» пишет великую музыку и возрождает чувства, затерянные в веках. Исполняя музыку других композиторов, Франсис Гойя не позволяет меломанам забывать о важном: «My heart will go on» /Мое сердце будет биться/; «Everything I do – I do it for you» /Все, что я делаю, — я делаю для тебя/; «Nothing’s gonna change my love for you» /Ничто не в силах изменить моей любви к тебе/…

В Днепропетровске концерт Франсиса Гойи состоялся 30 сентября 2015 в Театре русской драмы имени Горького, при поддержке компании «Квартал Концерт» и билетного агентства №1 «Karabas».

Маэстро «проживает» каждую ноту на сцене так, словно стремится подарить слушателям частицу своей души. Слушая музыку невыразимой романтики, сложно поверить, что Франсис Гойя начинал как рок-музыкант, в составе группы «The Liberty Six». Не слишком задержавшись на громогласных баррикадах музыки протеста, Гойя открывает для себя стиль soul. Чередуя нежность старинных песнопений с экзальтированными синкопами и африканскими ритмами, Гойя пишет блюзовые композиции, вторгаясь в нотный стан контрастом ритмичного фанка и мелодичного соула.

— Вы наверняка узнаете следующую песню, — говорит Франсис Гойя днепропетровским слушателям, настраивая на лад «Nostalgia». — Я написал ее вместе со своим отцом…

Для сайта_5

Немногие знают о том, что отец Франсиса Гойи — пианист — в военный период попал в немецкий концлагерь, откуда ему удалось убежать. По дороге в родную Бельгию родителям Гойи пришлось проделать огромное путешествие через Белоруссию, Польшу и Россию. Спасала музыка, присущая разным культурам, — даже в опасные моменты отец Гойи не забывал вслушиваться в народные напевы и записывал особо интересные композиции.

Европейский шарм, открытость славянских стран, азиатская изысканность, африканская приверженность диким традициям… вне зависимости от того, какими чертами характеризуются культуры стран, в которые заезжает с концертами Франсис Гойя, наверное, не найдется человека, которого не тронут глубокие интонации «Ностальгии».

Она жила там, в стране холода,

Куда часто ветер уносит меня в своих мечтах.

Там шел жаркий снег, там с небес лил дождь,

И она была прекрасна… Ностальгия.

Эту песню, написанную в 1975 году, впору отнести к вечной музыке. Впоследствии композитора ждет немало экспериментов – с латиноамериканскими композициями и мелодиями народов Африки. Кстати, сам Франсис Гойя еще в 2008 году переехал из церемониальной Бельгии в край необузданной солнечной энергии Марракеш. Там же создал школу-студию «Atelier Art et Musique Francis Goya», чтобы позволить детям родом из Марокко изучать нотную грамоту, играть на фортепиано, гитаре и скрипке, а также брать уроки вокала и хореографии.

Для сайта_4

То, что создают исполнители на сцене, впору назвать музыкой любви — хрупкой, как хрусталь, нежной, как лепестки цветов, и сильной, как волнение стихии. Так звучит «Woman in love», известная исполнением Барбары Стрейзанд. Кстати, сама певица, чей голос наиболее узнаваем, когда звучат строки: «I stumble and fall, but I give you it all» / Я оступаюсь и падаю, но отдаю все тебе/, признавалась, что не любила исполнять эту песню, так как не слишком верила в смысл слов. Зато в инструментальной версии Франсиса Гойи эта композиция из женского признания в любви превращается в оду вечной женственности. Звуки приобретают черты монументальности, появляются глубокие низкие ноты, перекликаются вариации нижнего и верхнего регистров. «Life is a moment in space» / Жизнь — лишь момент во вселенной / – так звучит первая, неспетая строка песни, наполняющей слушателей ощущением космической красоты.

От европейской классики музыкант обращается к ритмам «Цыганочки с выходом», зажигательным и виртуозно обманчивым в своей легкости. Сюрпризом становится исполнение украинской песни «Ніч така місячна, ясная, зоряна»: тому, кто угадает название по инструментальным вариациям, музыкант пообещал подарить собственный диск. Узнав песню на стихи Николая Старицкого, мы с подругой выкрикиваем название. Как ни странно, Френсис Гойя нас слышит — и действительно, через несколько дней по почте приходит диск музыканта. На обложке девушка с полузакрытыми глазами, алая роза – и подпись «Woman in love» — как последний отголосок концерта.

Нанося краски на полотно вечера, спрятавшегося в полумраке театра, Френсис Гойя играет знаменитые композиции… В его музыке хочется спрятаться от волнений повседневности; закрыв глаза, впустить в сердце особую нежность его мелодий, и сохранить в памяти моменты, которые удастся осмыслить лишь намного позже.

Ася Шкуро

Фото — Алина Харченко

Author: Admin
Tags

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Login

Lost your password?