Сценаристика: искусство или бизнес?

Когда-то сценаристика была уделом избранных. Знаменитые драматурги окружали себя завесой тайны, а их последователи спрашивали, где скрывается вдохновение. Так, Тонико Гуэрра творил в саду «забытых фруктов», который спроектировал на месте городской свалки. Итальянский сценарист писал, сидя рядом с солнечными часами, а когда наступал творческий кризис, отправлялся на прогулку возле фонтана, глядя на часовню, построенную в память о Тарковском. «Для меня красота — это молитва», — говорил Гуэрра. А его сценарии, созданные в созерцании прекрасного, напоминали волшебные сказки с добрым финалом.

Сейчас мы живем в эпоху, когда каждый утверждает, что способен совершить что-то выдающееся. Тренинги, мотивационные ролики и программы по развитию личности предлагают каждому стать творцом. С одной стороны, что может быть прекрасней? Пусть в детстве вам внушили, что вы ни на что не способны! Теперь вы можете попробовать себя в той роли, которая вам близка. Выбор велик — литература, изобразительное искусство, актерское мастерство… Все более популярной становится сценаристика. Последняя перестала быть сакральным действом, теперь это бизнес, причем довольно прибыльный. Издательские дома откликнулись на современное веяние, на полках магазинов появилось немало книг, которые обещают научить основам сценаристики. Можно ли почерпнуть из них дельные советы, и каждый ли может стать сценаристом?

У каждой истории — своя правда

Прежде чем говорить о состоянии издательского и кино-дела, посмотрим на литературные теории, без которых не разберешься в тонкостях сюжета.

Борхес утверждал, что любое литературное произведение основано на одном из четырех сюжетов, причем все они взяты из древних источников. Эпос о городе, который обороняют герои, перерастает в жанр утопии, а затем — в популярные нынче истории успеха. Одиссея становится возвращением блудного сына, доминирующей чертой является путешествие. Несколько похож на Одиссею, но обладает другим акцентом сюжет о поиске (себя, философского камня, золотого руна – здесь не так важна награда, как сам процесс инициации, или возрождения). Наконец, история о самоубийстве Бога была широко растиражирована благодаря Ницше. Философ был далеко не первым, кто увидел тенденции бездуховности в обществе, но именно его фраза «Бог умер. Да здравствует сверхчеловек!» обрела популярность. К четвертому типу сюжетов относят любую историю о жертве «во имя» и о любви «вопреки».

Сюжеты, которые не удастся переплюнуть

Современные ученые расширили теорию Борхеса — и сделали выбор в пользу шести сюжетов. «Из грязи в князи» и история потерянного благополучия, по сути, являются двумя сторонами одной медали. «Кто был ничем, тот станет всем» — эти строки, принадлежащие перу Эжена Потье, можно прочитать и наоборот: приобретение и потеря часто идут рука об руку.

Чем выше взлетаешь, тем больнее падать — это история Икара, древнегреческого героя, который примерил отцовские крылья и, в жажде полета, потерпел поражение. Отличительная черта историй такого плана — в том, что трагического финала можно избежать. В отличие от первых двух сюжетов, здесь в гибели виновны не внешние обстоятельства, а выбор героя.

Дальше следует история Золушки (взлет завершается падением, но героиня вновь пытается взлететь) — главной героине помогают обстоятельства, но и сама она отличается неутомимым оптимизмом. Затем следует история человека в беде, который выбирается из тяжелых ситуаций благодаря силе воле, ловкости и характеру.

Наконец, история Эдипа — это трагедия абсолютно несчастной судьбы, в которой есть лишь редкие просветы, дающие ложную надежду на счастье, но неизбежно тянущие вниз.

Сценаристика под копирку

Все начиналось с интертекстуальной литературы. Постмодернизм обратился к сознанию читателя. Предложил расшифровать произведение, искать аллюзии и скрытые смыслы, читать между строк. Авторы-постмодернисты открыто заявляли, что смеются над недостаточно эрудированным читателем. Пишут книгу, переполненную сложными символами, которая на первый взгляд выглядит как банальная любовная история. Мол, если вам не понять всей глубины интеллектуального багажа автора, читайте сложное произведение, как будто это «пустышка».

Шли годы, и как бывает в любом течении, доведенном до крайности, в литературе появилась тенденция упрощать. Теперь схематичность присутствует во всем. Сокращается количество текста, вместо подробного анализа — только основные моменты. Искусство забыло о том, что должно приводить к катарсису. Люди жалуются на Голливудские фильмы, на форумах ищут «хоть один стоящий» и ценят сюжет, в котором мы сразу же не смогли догадаться, каким будет финал. Сложность становится отрицательной чертой. Мы привыкли, что все разложат по полочкам.

Неудивительно, что при таком раскладе сценаристика становится одним из самых популярных направлений. Стать сценаристов может каждый, и для этого больше не нужно учиться на литературоведческом факультете. Интернет предлагает великое множество курсов, при этом имена ведущих сценаристов неизменно привлекают внимание. Я решила провести небольшое расследование и записалась на несколько курсов, предварительно прочитав несколько книг по сценаристике.

Сценаристика: стоит ли учиться по книгам?

Книги а-ля «Сценарист номер одни» предлагают пошаговые инструкции, но сразу оговаривают: если у вас нет таланта, ничего не выйдет. Дальнейшие советы можно с тем же успехом отнести к любой другой среде, в которой вы делаете первые шаги: «Делайте хоть что-нибудь», «Чем уже ниша, тем легче завоевать популярность», «Не пытайтесь быть идеальным, просто станьте лучше двух-трех авторов». Целые главы посвящены советам из разряда «капитан очевидность»: «Исключите любую возможность прервать вас во время работы». Будущим сценаристам советуют быть активными, поддерживать отношения с полезными контактами, начать бегать и бросить курить. В общем, неплохое руководство по социализации. Ни слова о том, как пишутся  сценарии.

Самые интересные эпизоды из книг выглядят так:

— Познакомьтесь с Дженни. Ей двадцать четыре года, она в тесной студии Далласа работает над популярной песней Running out of time: отрабатывает концовку, стараясь превратить слово time в каскад звуков. Она пробует различные варианты, думает, поет снова и снова, то быстрее, то медленнее. Каждый раз, взяв неверную ноту, она возвращается к началу или туда, где ошиблась. Дженни повторяет опять и опять. И неожиданно у нее получается.

Автор доказывает: не бойтесь неудач, пробуйте снова и снова. Дельный совет, но ведь мы искали руководство по сценаристике, а не книгу о том, как повысить самооценку. Принявшись за работу над сценарием, мы размышляем, как грамотнее записать эпизод, как должен поступить герой, чтобы не идти в разрез с логическими законами. Начитавшись подобных книг, кажется, что писать можно, «как придется» — главное, делать хоть что-то. И неважно, что человек в который раз наступает на старые грабли, не имея возможности двигаться дальше.

— Наблюдая за эффективными занятиями, мы обычно описываем их такими словами, как настойчивость, концентрация или сосредоточенность.

Все верно, но в погоне за количеством порой теряется качество. И откровенно не хватает знаний. Более того: в одной из многочисленных статей в интернете о том, как написать сценарий, автор дает дельный совет: включите компьютер и начните печатать на клавиатуре.

Не вышло с руководством к действию — будем читать первоисточник, решила я и отправилась искать киносценарии великих режиссеров. Хотя во многих книжных магазинах мне предлагали пьесы современных авторов, обнаружить классику не удалось. На вопрос, можно ли заказать киносценарии в издательстве, практически везде я получала такой ответ: «Это не востребовано, мы не будем заказывать один экземпляр», «Раньше у нас были такие книги, теперь на них нет спроса», «Это обойдется очень дорого, заказывать нет смысла». Лишь в одном местном книжном магазине мне пообещали привезти киносценарии — но не раньше, чем через месяц.

Западные курсы

Устав от бесконечных поисков, я решила записаться на курс на известной платформе Coursera. Сначала мое внимание привлек тренинг по методу Мейерхольда. Сценарист должен хорошо понимать мотивы героев, работа над ролью очень важна, поэтому начать обучение я решила с этого курса. В итоге, меня настигло разочарование. Учение Мейерхольда свелось к краткому рассказу о его жизни, некоторых принципах биомеханики и сценической пластики. Курс состоял из нескольких уровней, на каждом немного информации и многочисленные тесты, которые, по мнению профессоров, разработавших тренинг, должны помочь стать актером. Среди популярных этюдов предлагались «бросок камня», «пощечина», «бег с предметом» и «выстрел из лука». Из практических заданий — имитировать пощечину, записать на видео или прислать фотоотчет о проделанной работе. После этого вы получаете зачет, вам присылают красивое письмо о том, что курс пройден, и  теперь вы готовы к театральной жизни. Теперь можно поставить галочку: плюс одно достижение. Правда, этот курс совсем не приближает к профессии своей мечты, хотя и рекламируется как один из лучших.

Вспоминается история, описанная К. Станиславским в книге «Искусство представления»: «Сегодня опять назначены три получаса «муштры и тренинга» с перерывами для пения и танцев. Во время повторения старых упражнений я почувствовал, что мое воображение и внимание становятся более податливыми и послушными. Если это так, то рахмановский девиз «Посей поступок – пожнешь привычку» оправдывается». В конце той же книги Станиславский предложил огромный список упражнений, при этом механическое повторение само по себе не приведет к успеху. На протяжении всей книги Станиславский рассказывал, как простые поиски булавки на сцене могут оказаться неубедительными, когда к этюду приступаешь без помощи ума, воображения и вымысла. Но подобные курсы не предполагают обращения к первоисточникам. Они лишь дают некую солянку знаний, без погружения в профессию.

Следующий курс посвящен теории и практике киносценариев. Именитый западный профессор обещал научить создавать сценарии из ничего. В начале курса отправил ссылку на современные драмы на английском языке, предложил прочитать два сценария — один по фильму, который студенты смотрели, второй — по кино, которое еще не видели. Это была самая интересная часть курса, после нее профессор попросил поделиться мыслями по поводу изображения героев в комментариях — одним словом, интерактивные технологии. Ни разбора сюжета, ни психологии действий персонажа, ни анализа киноязыка не последовало. Профессор вкратце обозначил, что сюжет бывает линейным и нелинейным, на этом теория закончилась. В качестве практического задания — придумать тему и написать эпизод. Опять же, в комментариях, где другие участники курса поделятся своим мнением.

Post Scriptum

Я пролистала немало книг, пока не остановилась на той, которая действительно предлагала интересные рекомендации. Роберт Макки в книге «История на миллион долларов. Мастер-класс для сценаристов и не только» («Story: Substance, Structure, Style and the Principles of Screenwriting») анализировал фильмы и произведения, по которым эти кинокартины были сняты. Здесь предлагался разбор эпизодов, попытка систематизировать искусство удалась. Увы, эта книга стала единственной и незаметной на огромной полке литературы «ни о чем».

Из интересных находок — разбор мифологических сюжетов, образов и архетипов в книге Кристофера Воглера «Путешествие писателя. Мифологические структуры в литературе и кино». Люди, раздумывавшие, что предложить покупателю, отнесли подобную литературу в историческую серию. Если же говорить о том, какие книги достойны вашего внимания, вот небольшой, но полезный список:

Нора Галь «Слово живое и мертвое» — сейчас многие авторы учат писать «продающие тексты», внушая, что профессия копирайтера довольно перспективна. Большинство советов можно найти именно в этом учебнике по стилистике Норы Галль. Более исчерпывающей книги по данной теме не найти.

Ю. Лотман «Семиотика кино и проблемы киноэстетики» — выдающийся литературовед и культуролог делится своим видением структуры кино, открывается секреты особого киноязыка и анализирует, как сюжет взаимодействует с временем и пространством.

С. И. Фрейлих «Теория кино (от Эйзенштейна до Тарковского)» — помимо хорошей теоретической базы, автор подробно рассматривает, чем киносценарий отличается от драмы, предназначенной для театра

Сидни Люмет «Как делается кино» — американский режиссер поделился собственным опытом: «В книге я буду рассказывать о тех картинах, которые снял сам. В каждом случае я знаю, что стояло за тем или иным решением. Не существует правильного или неправильного способа поставить фильм. Я пишу лишь о том, как работаю лично».

Ася Шкуро

 

 

Author: Admin
Tags

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Login

Lost your password?