Судьбы большого города

большого города Мегаполис требует от людей занятости и спешки. По каким правилам ведется игра на выживание? Чтобы получить ответ, обратимся к гипотезам социальной психологии и урбанистики науки, изучающей проблемы, с которыми общество сталкивается по мере разрастания больших городов.

Как-то раз, сидя за обеденным столом, несколько человек завели дискуссию, где лучше жить — в мегаполисе или в провинциальном городке. Мнения встречались самые разные: кто-то ценит стабильность и занятость, другие — возможность иметь свободное время и заниматься творчеством.

— Я переехала из небольшого города, где у меня была и хорошая работа, и репутация, в пугающую неизвестность столицы. Переезжала ради детей, чтобы дать им возможность получить образование. И была вознаграждена за свою смелость!

— Чем больше город, тем больше возможностей! Конечно, переезжая, сначала в социальном плане опускаешься гораздо ниже, чем был, живешь хуже, но в дальнейшем поднимаешься намного выше. А как еще поддерживать достойный уровень жизни?

Разговор подхватывает собеседник, с ностальгией вспоминая:

— Сейчас маленькие города совсем не финансируют, а вот у нас недавно разрушили последний кинотеатр! А ведь вспомните, как еще двадцать лет назад нам было хорошо и комфортно в родном городке.

Но не все так безоблачно, как может показаться на первый взгляд:

— В большом городе я имею все, о чем когда-то мечтала, но не чувствую себя счастливой. Иногда мне хочется заняться творчеством, но на это абсолютно нет времени. И это порой пугает, ведь, зарабатывая деньги, не хочется забывать о самой жизни.

Битва чувства с разумом

Кажется, во всех странах мира это происходит одинаково. Лена из полуразваленного села, Кволиан из бедной китайской деревушки, Айнур из вымирающего казахского поселка… Меняется имя, чего не скажешь о модели поведения. Они уезжают подростками, чтобы заработать денег в городе, выбраться из-под домашней опеки, готовы взяться за любую работу. Старому, но уютному дому они предпочитают видимую самостоятельность, маленькую зарплату и комнатку в коммуналке, в ожидании перспектив.

Невозможно предугадать, как сложиться чья судьба, кому мегаполис покажет зеленый свет, а перед кем захлопнет двери. Но все же есть некоторые закономерности, которые изучает социальная психология.

Противостоянию «город — деревня» не один десяток лет. Еще в 1930-х годах немецкий социолог Фердинанд Теннис говорил о том, что провинциальные жители воплощали верность традициям.  Чувствительность, внимание к перемене настроения, забота о ближнем — все эти качества, которые считаются общечеловеческими, историки наблюдали в сельской психологии. Взаимовыручка, коллективные посиделки с песнями и то чувство, когда по дороге на работу здороваешься с каждым прохожим… Люди часто упоминают об ощущении родства в деревне, которое незнакомо жителям большого города. Тяжелый физический труд и условия, которые горожанин вряд ли вынесет, закаляли односельчан. Возможно, поэтому даже в своих произведениях писатели родом из деревни честно рассказывали о повседневности, не уходя в сложные философские перипетии.

По словам все того же Фердинанда Тенниса, разрастание городов до невообразимых пределов было победой разума над чувством. Деревенскую взаимопомощь вытесняет правило обмена по взаимовыгодным условиям. Другой немецкий философ Георг Зиммель обращал внимание на то, что деловые отношения лишь формально основывались на критерии справедливости, а на самом деле использовали «беспощадную жестокость» для получения выгоды. Пропасть возникает не только финансовая; абсолютное непонимание растет между городскими деятелями и деревенскими мыслителями. Первые опираются на доступ к мировым знаниям, вторые — на собственный опыт.

Говоря о неизбежном противостоянии, вспоминается история о встрече режиссера Андрея Тарковского, на тот момент проживавшего в Москве, с писателем Василием Шукшиным, выходцем из Алтайского края. Оба культурных деятеля имели всенародную славу, при этом Тарковский снимал концептуальное кино, сложное для восприятия, а Шукшин в своих повестях показывал незамысловатую жизнь человека в деревне, его маленькие радости и большие проблемы. Журналист Евгений Черных описывал этот эпизод так:

«Шукшин не принимал «Рублева». И откровенно сказал об этом Андрею. Мол, вещь антирусская. Она понравится на Западе, но здесь… Я впервые тогда от него услышал, что в той грязи, какую показывал Тарковский, не мог появиться такой художник, как Рублев. Это время расцвета монастырей. Дисциплина монастырская строгая. Монахи были духовно крепкими мужиками. Только благодаря монастырям и устояла Русь, считал Шукшин. «И они не были такими, как ты их показываешь!»»

С этим придется считаться: законы большого города

Героев XXI века по-научному называют социальными агентами, которые ведут напряженную борьбу за ресурсы большого города. Как и раньше, так называемые «простолюдины» воюют с «дворянами», при этом «новая номенклатура» стремится потеснить «старую аристократию». Как и в годы первых революций, города заполняют новые течения, «смывающие» старые нравы.

Мегаполис развивается по тем же законам, которым следовали люди в старину. Как на заре цивилизации, так и сейчас человек становится «одним из», а дальше на выбор — «знать» или «чернь». Те, кому особенно повезло, входят в категорию «князей». В Средние века существовало разделение городского пространства на западную и восточную части, причем, как писал французский социолог Пьер Бурдье, знать группировалась в западных районах, а восточную землю оставляли черни. Западные социологи, сравнивающие жизнь современных мегаполисов со старинным устройством города, обнаруживают странный феномен. Небольшие государства по уровню развития по сей день негласно делятся на запад и восток. А на бытовом уровне квартиры в западной части огромного города стоят дороже, нежели в восточном районе. Чем не суровое Средневековье, въевшееся в городские черты и ставшее незаметным для жителя, занятого обустройством быта?

Ася Шкуро

Author: Admin
Tags

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Login

Lost your password?