Сто секретов одной фантазии

фантазииОднажды знакомая пожаловалась на проблемы с ребенком. Дескать, он делает какие-то странные вещи, и мать задумывается, все ли в порядке с его умственным развитием. Что было не так? На уроках рисования он выводил розовых слонов, зеленых медведей и фиолетовых лисиц —  вопреки требованию учителя изображать реалистичные детали. К счастью, у ребенка хватило настойчивости, чтобы продолжать игру с цветом, а не подчиниться шаблонным требованиям. Но сколько взрослых, сами того не зная, пригвождают к земле детский полет фантазии и прививают ненужные шаблоны…

В мире фантазии: чего боится творчество

Чувствительные, уязвимые, впечатлительные… Все это о творческих личностях. Они в курсе последних социальных проблем и мечтают изменить мир к лучшему. Но самые благие намерения можно испортить жесткой критикой или колким замечанием, столкнув человека в глубины творческого кризиса.

 «Однажды я была вольным слушателем в местном колледже и могла наблюдать за группой малышей, рисующих за мольбертами. После занятия учительница усадила детей в круг, и началось обсуждение работ. Картинки были заполнены разнообразными пятнами всех цветов радуги. Кроме одной, где ребенок использовал только черную краску. Слова учительницы врезались в мою память: «Черный — это не цвет. Мы ведь не любим черный?» Как и любые другие предрассудки, цветовые предпочтения могут быть навязаны. Этот класс, между прочим, принадлежал школе из бедного квартала, где большинство детей были афроамериканцами, — и это тоже словно соль на рану». Об этой истории упоминала Барбара Дайан Берри в книге «Рисуйте свободно». Страх создавать что-то новое приходит именно из детства. Талантливые люди чувствуют в себе силы осуществить творческое свершение, но страхи тормозят развитие.

Еще один пример такого же рода относится к музыкальному искусству. Один из друзей вспоминал историю, случившуюся с ним много лет назад, когда, услышав аккорд «неправильной глубины», его учитель  переходил на крик. В результате, ученик не мог начать играть произведение. По нескольку минут он опускал руки на фортепиано, не решаясь нажать на клавиши. А, закончив музыкальную школу, и вовсе больше не открывал крышку пианино, несмотря на явные способности. Ведь теперь музыка ассоциировалась у него с бурной негативной реакцией.

Часто писатели создают прекрасные новеллы, но забрасывают в дальний ящик стола, боясь реакции и собственного несовершенства. Другие мечтают о сочинении музыки, а мысли предательски шепчут: «Остановись, ты не способен превратить мелодию в ноты». Наша творческая сила похожа на огонь, который может погаснуть, если ему не дать достаточно свободы, позволив увидеть чудеса в решете повседневности.

Как развивать фантазию

Есть множество творческих игр, которые помогают развивать фантазию. Одна из них называется «Чемоданчик всякой всячины». По правилам этой игры, на протяжении недели человеку нужно обращать внимание на различные маленькие предметы — на улице, в помещениях, в привычных и неожиданных местах. Яркие иллюстрации, карикатуры, листья необычной формы, рекламные постеры, нелепые или навевающие ассоциации — все это может стать отличным материалом для вашего «чемоданчика». Здесь главное — не раздумывать, правильный ли вы сделали выбор. Затем, по прошествии некоторого времени, достаньте несколько вещей из коробки, размышляя о проблематичной ситуации в вашей жизни. После этого предположите, если ли логические связи между тем, о чем вы думали, и тем, что в тот момент находилось в ваших руках. Эта игра, которая на первый взгляд может показаться бестолковой, помогает видеть интересные вещи в серых, наскучивших буднях и ловить вдохновение тогда, когда оно требуется больше всего, но нет возможности предпринять путешествие в другую часть мира.

Еще одна игра — из книги Джулии Кэмерон «Путь художника». Писательница предлагала концентрироваться на ситуации, которая беспокоит в конкретный момент или затягивает в болото, не давая двигаться дальше. Затем нужно взять стопку старых журналов, засечь на таймере двадцать минут и вырезать те картинки, которые захочется сохранить. Далее, наклейте иллюстрации на лист бумаги в любом порядке. Затем посмотрите на полученный фотоколлаж — возможно, вы увидите вашу ситуацию со стороны, в новом свете.

Следующую технику можно выполнять где угодно. Вы находите предмет, находящийся неподалеку (пусть это будет чашка, чайник, духи или цветы). Наблюдайте некоторое время за выбранным объектом и придумайте историю о том, что могло происходить с этим предметом до того, как он оказался перед вашими глазами. В теории Станиславского этот метод называется определением объекта: «Нам указывали на какой-нибудь предмет, хотя бы на люстру. И все направляли на нее взоры и старались сконцентрировать на ней внимание. Если объект не захватывал нас сам собой, то, как полагается в таких случаях, мы начинали с рассматривания и изучения формы, линий, цвета. Но так как такое занятие малоувлекательно и недлительно, то прибегали к помощи ума, воображения и вымысла. Я говорил себе, что эта люстра, должно быть, знает времена Александра I и Наполеона. Может быть, она светила кому-нибудь из них во время пышных празднеств, балов или при государственных переговорах, творивших историю. Пусть даже ее судьба была скромнее и она служила не императорам, а простым вельможам. Сколько красивых дам и господ она видела! Сколько пышных, витиеватых фраз, сентиментальных стихов, трогательных романсов под клавикорды или под старые фортепиано она прослушала!»

Дайте волю импровизации!

В соответствии с теоретической психологией, воображение — это умственная сила, позволяющая нам открывать новые идеи, отсутствующие в реальной среде или, возможно, невидимые для большинства. Работа с воображением напоминает музыкальные импровизации, и вот почему.

Врач из Университета Джонса Хопкинса, а по совместительству — музыкант Чарльз Лимб решил провести эксперимент, чтобы узнать, какая деятельность происходит в мозгу человека, когда исполнитель сочиняет музыку. Музыканты, принимавшие участие  в эксперименте, играли на специальном инструменте, находясь в машине для компьютерной томографии. Как выяснилось, импровизация отключает зоны мозга, отвечающие за самокритику и запреты, давая волю тем зонам, которые ответственны за самовыражение. Более того, мозг музыкантов находился в особом состоянии обостренного сознания, что появляется в моменты принятия серьезных решений, во время важных знакомств или проведения переговоров на животрепещущие темы. Аллен Браун — коллега Хопкинса, помогавший в эксперименте, — обнародовал главное открытие: «Без такого рода творчества человечество не смогло бы выжить как вид. Это неотъемлемая часть нашей природы».

Есть красивая легенда, повествующая о том, что каждый человек должен преодолеть три ступени развития, воплощенные в символах верблюда, льва и ребенка. «Верблюд» — отражение трудолюбивого человека, который безропотно переносит на своей спине все тяготы этой жизни. Признавая потребность в творчестве, люди, спрятавшиеся в образе «верблюда», переходят в стадию страстного льва. Последний знает о собственной неотразимости и не упускает любой возможности побороться за место под солнцем. Так восстанавливается социальная роль человека. И, наконец, когда «лев» осознает, что, несмотря на блеск и славу, в его жизни не хватает чистоты, человек обращается к образу ребенка. Его особенность — в простоте и способности восхищенно смотреть на мир. Истощающий труд больше не в силах пронзить его радость, и человек избавляется от пессимизма и отбрасывает пресыщенность жизнью. Эти три стадии называются архетипами — механизмами, встроенными в коллективное бессознательное с начала цивилизации.

Современная жизнь предлагает совершенно другое представление о том, как должен жить человек. Человек считается по-детски наивным, пока он не способен заработать денег, что приравнивает его к образу «верблюда». Отсюда и некоторые высказывания: «Ты так по-детски рассуждаешь», «Ты ведешь себя, как ребенок!», подразумевающие, что человеку не хватает зрелости. К сожалению, подавляя в себе ребенка, человек рискует провести жизнь, как раб, даже этого не заметив. Что касается обличья льва, то этот образ защитника слабых был понят превратно и наделен чертами гордыни, высокомерия и желания урвать лучшее любой ценой. На самом деле, именно архетип льва воплощает самооценку и осознание собственной ценности, которых зачастую не хватает творческим личностям. Пренебрегая древними знаниями, человек движется к точке невозврата, отрицая настоящие потребности в творческом развитии ради эфемерных благ повседневности.

Ася Шкуро

Author: Admin
Tags

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Login

Lost your password?