Сергей Баловин — баловень судьбы

Сергей БаловинВ феврале 2013 года в арт-центр «КВАРТИРА» приезжал путешественник Сергей Баловин. Как и предполагалось проектом «Натуральный обмен», он приехал в наш город по приглашению. Заманить его оказалось довольно просто: достаточно купить билет, предоставить место для ночлега и, конечно же, организовать встречу с местными жителями.

Сергей Баловин: портрет за еду

Путешествие по миру художник планирует провести без копейки в кармане и все за счет добрых людей, готовых обменять еду и вещи на портрет. Как правило, художник пишет их в двух экземплярах: один дарит, а второй оставляет себе, собирая материалы для будущей выставки.

Что и говорить, образ у художника-авантюриста запоминающийся: полосатая тельняшка, чёрная шляпа, легкий «бардак» из волос на голове навевают воспоминания о моде 1930-х годов.

Во время творческого вечера художник не представил ни одной картины — только слайды и нарезки из документальных фильмов. Пригласив нас рассесться поудобнее на подушках, Сергей Баловин начал рассказывать о своей жизни.

Искусству будущий художник начал обучаться в восемь лет. Отучившись в детской школе искусств, а затем и в Социально-педагогическом колледже, Сергей поступил на факультет художественного образования в Воронежский государственный педагогический университет. Один за другим он организовывает арт-проекты, а после окончания обучения остаётся работать в вузе.

Сергей Баловин стал активно сотрудничать с европейскими художниками и немало времени проводил во Франции и Германии.

«Благодаря этому решению я приобрел новый опыт, который поднял меня на совершенно другой уровень, — рассказывает Сергей Баловин. — Немаловажным стало и то, что я стал учить иностранный язык. Это никогда и ни кому не помешает, поверьте. Вместе с французской художницей Луиз Морин я организовал кураторский проект «Petit. Что-то маленькое». И вы знаете, именно это начинание и помогло мне определить мой следующий шаг».

Сергей Баловин

Сергей Баловин и китайцы

Дальше жизнь забросила Сергея Баловина в Китай, где в городе Цзинань он намеревался открыть свою выставку. Но все пошло не по плану. Умные люди сказали ему, что он рисует не то, чего требует восточный провинциальный глаз. Китайцам было неинтересно смотреть картины с китайскими пейзажами. Тогда художник принялся рисовать заново. К нему то и дело подходили люди на улицах и советовали, что стереть с холста, а что дорисовать. Сергей выполнял все пожелания — по его собственному определению, это была игра. Так на его картинах появились российские просторы, березки и избушки да бабушки в платочках. Первая выставка была успешной — все полотна раскупили.

«На вырученные деньги я переехал в Шанхай. Там снял квартиру и тратил деньги направо и налево, особо не задумываясь над тем, сколько их у меня осталось, — говорит Сергей Баловин. — Я понимал, что все рано или поздно закончится, но как же приключения?! Правда, все действительно закончилось! У меня не было ни копейки. И я решил, что если две мои первые выставки прошли на «Ура!», то и третья не заставит себя долго ждать. Но этого не произошло, я полностью провалился, а мой надуманный «успех» треснул по швам. Единственным, что шанхайская публика оценила, был мой сборник рассказов «Незаконченная книга». Я тогда представил только ее первую часть под названием «Осень халасо».

Сергей Баловин: «Натуральный обмен»

Чтобы раздать накопленные долги и оплачивать аренду квартиры Сергей Баловин решил осуществить новый проект — «Натуральный обмен».

«Я вспомнил, что когда въезжал в квартиру, молодая девушка, живущая этажом ниже, решила навсегда покинуть Китай и устраивала распродажу. Именно у нее я когда-то приобрел огромное количество утвари и получил в обмен на портрет ее мольберт. Тогда-то впервые и произошел натуральный обмен. И когда я оказался в плачевном положении, мне на ум не пришло ничего более гениального, чем это. В интернете я разместил объявление, в котором предложил людям делать их портреты тушью в обмен на еду и предметы первой необходимости. Мне несли все: начиная от фруктов и кофе и заканчивая мебелью и бытовой техникой. Но надо было как-то оплачивать квартиру. Как раз, кстати, в гости зашли предводители русской общины в Китае. Они сказали, что в жизни русского Шанхая не хватает творческой составляющей и предложили проводить у меня встречи русского клуба, собирая с гостей небольшие взносы на погашение аренды квартиры.

Сергей Баловин

Так моя домашняя студия стала одним из культурных центров русского Китая. У меня стали останавливаться всевозможные музыканты, режиссёры, художники. Я начал организовывать концерты, кинопоказы и вечеринки. Ко мне стали приходить десятки людей выпить вместе чаю и пообщаться с очередным интересным гостем. Кризиc показал мне, что сама жизнь и ее реальность представляют для меня большую ценность, чем вымышленные миры. Мой мир населен реальными людьми. Их пути пересекаются с моим. Человек, с которым меня сводит судьба, попадает в мою историю. Каждый, кто влияет на нее, становится активным соучастником творческого процесса, который я не рассматриваю отдельно от жизни», — рассказывает художник.

Сергей Баловин: «Эвтаназия»

Дальше Сергей Баловин поведал и о последнем проекте под названием «Эвтаназия». После того, как третья выставка с треском провалилась, он принял решение каждую неделю «умерщвлять» одну из 33 непроданных картин. По совету одного из фанатов, прокомментировавшего идею проекта, художник стал работать в костюме хирурга. Белой краской он закрашивал все полотно, а поверх нее наносил абстрактное изображение, проводя визуальную параллель с творчеством какого-либо известного авангардиста XX — XIX веков.

— Многие журналисты часто делают акцент на том, что ты не пользуешься деньгами. Это правда?

— В последние месяцы все так и получается. В кошельке есть деньги, но я их не трачу. Просто не вижу в этом острой необходимости. Сейчас у меня есть все, что нужно для жизни. За свои карикатуры я получаю то воду, то пирожок, то еще что-то… Всего хватает и за это спасибо людям, которые в меня верят и ждут со мной встречи.

Сергей Баловин

— А откуда у тебя айфон, ноутбук от Apple и барабанная установка?

— Все это подарки от людей, которым я рисовал портреты. Проект «Натуральный обмен» предполагает, что мне могут дать все что угодно, а взамен получить свой портрет. Единственное требование — это должно быть что-то практичное, нужное в повседневной жизни. К примеру — еда. Или карты оплаты сотовой связи. Или проездные билеты на любые виды транспорта. Понимаю, это почти деньги. Но в любом случае: сколько вы готовы потратить — решать вам. А если вы можете предложить безденежную альтернативу — это только еще лучше. К примеру, вчера мне подарили столько шоколадок, что я ими и завтракал, и обедал, и ужинал. (Улыбается). А айфон… это то, что мне дали родители, взамен на квартиру в Воронеже.

— А кто-нибудь дает тебе за портреты деньги?

— Случалось пару раз, когда люди, не спрашивая меня, вкладывали деньги в конверт или в подарок. Но когда предлагают деньги, я отказываюсь, потому что это противоречит принципам.

— Сколько портретов в неделю ты рисуешь?

— Всегда по-разному. Бывает 20 в неделю, а бывает и 70 в день.

— И тебе это не надоедает?

— Нет. В первую очередь потому, что на один портрет я затрачиваю приблизительно 5–6 минут. А во‑вторых, я занимаюсь тем, о чем всегда мечтал. Я не превращаю искусство в бизнес, как это делают многие современные художники, я просто живу в измерении под названием «Искусство».

— Как на тебя повлияла восточная философия?

— Определенно положительным образом. Там совершенно другие традиции, другое мироощущение, все другое. И это необходимо принимать, уважать и стараться понять, иначе тяжело будет жить. Рисуя российские просторы, я скучал по родине, по людям, но при этом помнил, для чего я приехал в Китай.

Сергей Баловин

— Куда ты собираешься отправиться после Днепропетровска?

Меня пригласили в Сумы. Уверен, что там меня встретят так же хорошо, как и до этого встречали в различных городах и странах. Отправляясь куда-то, я каждый раз отмечаю свой маршрут на карте, а потом смотрю, какими дорогами я иду. Так, в этом и следующем месяцах я несколько раз буду въезжать и выезжать из Украины. Иногда складывается ощущение, что я живу в дороге.

— В социальных сетях тебя называют аферистом, как ты к этому относишься?

— Меня еще называют бомжом, проходимцем, попрошайкой, паразитом на теле нашего общества и даже инвалидом, живущим на подаяния. Но, что я могу с этим поделать? Не могу же я запретить людям говорить.

— Что будет в конце твоего путешествия, ты уже знаешь?

— К окончанию путешествия я, вероятнее всего, уже соберу отличный выставочный материал. Это будут и портреты, и зарисовки, и фотографии подарков, да и сами подарки. И, конечно же, истории, масса историй, которые останутся после общения с интересными людьми. Все это можно будет хорошо оформить и совершить еще одну кругосветку с выставками в музеях и галереях.

Сергей Баловин

Философия художника проста: «Моя творческая деятельность является реализацией не столько бескорыстного служения музам, сколько поиска путей выживания художника и его адаптации в социальной среде. Для кого-то искусство — религия, для кого-то — бизнес, для меня это, скорее, образ жизни. Я не служу искусству, но и не строю карьеру, я лишь хочу оставаться свободным. У меня нет желания втискивать себя в рамки какой-то одной придуманной концепции для достижения визуальной узнаваемости на арт-сцене. Я просто рисую, потому что люблю это делать».

Виктория Журавель

Фото — Анастасия Ковалёва

Author: Admin
Tags

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Login

Lost your password?