Путь ариев прошел Владимир Супруненко

путь ариевСогласно преданиям, на территории современной Украины 4000 лет назад проживали племена арийцев. Известные нынче под именем трипольской цивилизации, славяне мигрировали на юг, пройдя путь от Европы до Индии и Непала, прославившийся как «путь ариев». Последователи арийской теории ищут взаимосвязи между славянской и восточной культурами, сравнивают славянские языки с санскритом, находят сходства между древними обычаями. 

Фольклористы и этнографы собирают старинные сказания, мифы, обряды и доказывают: все культуры вышли из одного истока. Народ-прародитель называют ариями.

Путь ариев: от Афины до Кундалини

Арии исповедовали культ Великой Матери в образе змеи — скифской богини Земли Апи, Деметры, Берегини. Этот образ остался во всех культурах, на которые повлиял путь ариев. Греческая Афина держит змею в левой руке. Легенды повествуют о том, что форму змеи принимали египетская богиня Изида и шумерская Инонна, китайская Нюва и мексиканская Сихуаткоатль. В индийских верованиях дающая жизнь сила трансформировалась в энергию Кундалини, имеющую спиральную, змеевидную форму.

Ожидая узнать что-то новое о раскопках и древних символах, писатель Владимир Супруненко отправился в «путь ариев». Не так давно он вернулся из этой экспедиции и презентовал новую книгу «100 советов путешественникам» в анти-кафе «Рыба Андрей».

— Каждая экспедиция, прежде всего, носит спортивный характер. Это постоянное движение — не только физическое, но и движение духа. Я просто ехал по Индии, просто жил той жизнью, которой живут эти люди. За два месяца я не встретил ни одного европейца.

В прошлом году Владимир задумал объехать на велосипеде три моря — Азовское, Чёрное и Каспийское, преодолев 2000 километров по Украине, Белоруссии и России. А в сентябре вылетел в Дели.

— Я проехал весь Непал — около 1000 км, Гималаи, Катманду, через Катманду опять пересёк границу с Индией и вернулся в Индию. Около месяца путешествовал по Индии, проехал до Индийского океана, омыл там ноги, добрался до Ченная — и отправился на Шри-Ланку.

«Путь ариев»: испытать на себе

Два месяца странник испытывал на себе «путь ариев», колесил по горам и продирался сквозь джунгли. Ночевал у незнакомых людей, а то и вовсе мог прилечь на улице.

— Это удивительно — везде грязь и нищета, но местные жители довольно чистоплотны. Например, они стараются пить из ладони, а не из общего кувшина.

Здесь стоит добавить, что путь Владимира пролегал через полузаброшенные деревни, а фотографии, которые он демонстрировал, очень колоритны и экзотичны. Но относятся только лишь к тем местам Индии, куда не добралась цивилизация.

Как известно, на Востоке нужно быть очень осторожным в отношении пищи. Любители путешествовать по Индии могут рассказать много пугающих подробностей о том, как готовится пища в ресторанах и как легко можно отравиться купленной водой. Впрочем, Владимиру повезло.

— Я спокойно пил эту воду, а чтобы не заразиться, ел чеснок — утром, днём и вечером. Кстати, чеснок на хинди — ласун, — замечает путешественник — и сравнивает индийское слово с украинским «ласувати».

путь ариевПуть ариев до санскрита доведет!

Это — один из многочисленных примеров сходства украинского и русского языков с санскритом. Вот ещё несколько похожих слов: чару — чарка, чашака — чашка, ліп’яти — ліпити, суда — посуда, гошара — кошара, кхада — хата.

Однако, несмотря на сходство, в Индии Владимиру не то что украинский — даже английский не всегда помогал. Однажды путешественник подошёл к жителям и попросил у них кипятка, чтобы заварить чай.

— Когда вы едете в другую страну, нужно выучить хотя бы два десятка слов, которые обозначают самое необходимое, — замечает писатель. Владимир знает, как называют горячую воду в разных странах, но в Индии произошла загвоздка. На хинди горячая вода — «гарам пани» — но для чая нужна не просто тёплая вода, а кипяток. Долго пытался путник объяснить жителям, что ему требуется, но всякий раз ему протягивали кружку тёплой воды. Владимир не растерялся — и перешёл на язык жестов: окунёт палец в воду — и быстро вытаскивает. Обжёгся, дескать. Только тогда поняли.

Трезубцы завершают путь ариев

— В Индии меня поразило обилие трезубцев, — продолжает рассказ писатель. — А ведь в Украине это — государственный герб. В индийской философии трезубец символизирует троичность времени (прошлое, настоящее, будущее), три мира (поднебесный, подземный, земной).

Писатель говорит о том, что ни в одной стране мира не находил такого сходства символов, однако в мифологии трезубец считался мультикультурным символом. С трезубцами изображались греческий Посейдон, Нептун, индийский Шива и Вишну, скифский Тагимасад, славянский Перун, хеттский Тешуба, ассирийский Вул, киевский архистратиг Михаил, греческая богиня Деметра, Зевс. Изначально в санскрите трезубец произносился как «трисубгута», что означает «три благодати Божьи», а его старинное народное название — «Троица». Впрочем, этот символ сохранился не только в пересказах: украинский исследователь-санскритолог Василий Кобылюх писал, что на Мизинской стоянке было найдено 20 вырезанных типов старинного трезубца. Как гласит легенда, он был изготовлен в честь празднования дня Троицы.

Во время презентации Владимир Супруненко показал один из таких трезубцев, привезённых из Индии.

— В непальских джунглях я обнаружил около 50 маленьких трезубцев, воткнутых в землю, и один из них решил прихватить с собой. На хинди трезубец, кстати, называется тришул, а на одном из украинских диалектов тришулы — это вилы, которые имеют три острия. Завернул его в газету и решил, что это будет мой талисман. Когда я вылетал из Коломбо, забыл сдать трезубец в багаж и положил его в ручную кладь. Таможенник обнаружил, говорит мне: «Это же оружие! Выбрасывай!». Я пытался объяснить, что это сувенир. Долго мы спорили, пока я ни достал из кармана украинскую пятикопеечную монету. Показываю — видишь, здесь трезубец изображен. Тогда меня пропустили, только острия пришлось загнуть.

путь ариев

Одного трезубца путешественнику было мало — он хотел привезти ещё и индийский флаг. И вот в Непале, когда дело близилось к вечеру, прилёг на дороге отдохнуть. Подходят жители, говорят, небезопасно здесь — дикие слоны проходят, могут затоптать. Тогда Владимир проехал дальше и остановился на заброшенной военной базе. Наутро он увидел на дереве флаг, пробитый пулями, и забрал с собой.

Путь ариев и его опасности

Путешествуя дальше, Владимир заехал в местность, обнесённую каменным забором. Пока ехал, за ним увязалось полдеревни — белым здесь оказывают особое уважение.

— И вот уже еду несут, опахалом обмахивают. Так это меня утомило, как театр одного актёра. Уж больно любопытные люди. Говорят, дайте нам денег, у вас же их много, а у нас их нет. Считают, что все белые обязательно богатые.

Кто-то из слушателей спрашивает писателя, не боялся ли тот наткнуться на бандитов. Все смеются, а Владимир отвечает:

— Нет, Бог миловал. Хотя попал я как-то в дом к человеку, у которого не было пальцев на руках и ногах. Его сын говорил по-английски, вот я и спрашиваю, что произошло. Сын отвечает: «Лепра». Меня как обожгло. Знаете, горе от ума — если б не знал этого слова, легче было бы. Это — проказа по-нашему. А сын продолжает: «У нас тут лепрацентр». А я даже толком не знаю — заразная, не заразная болезнь.

— Заразная, — подсказывают из зала.

— И тут мне говорят: оставайся, у нас завтра фестиваль будет. Как спал я в эту ночь, вы можете представить, но только утром я стремглав вылетел оттуда — не надо мне ни фестивалей, ни угощений.

К своим путешествиям Владимир относится, как к игре. У племён учится каким-то бытовым вещам — как лучше приготовить пищу, быстрее разжечь костёр.

— В Непале я наблюдал, как простой огурец может быть лакомством и украсить стол. А в Турции в ресторане угощением служила морковка, которую мы совсем не считаем деликатесом.

Любопытно послушать рассказы путешественника, но меня по-прежнему интересует историко-культурный аспект. Я приготовила список вопросов — начиная от эволюции звуковых сочетаний и заканчивая традициями йоги в казачестве. Прошу подробнее рассказать о Мамай-йоге: в исследовании Василия Хитрука я читала о том, что при вступлении в ряды казаков необходимо было сдать специальный экзамен по йоге. Есть точка зрения, что именно совершенное владение такими приёмами наделяло казаков-характерников недюжинной силой. К слову, этим фактом часто оперируют, доказывая связь украинской и индийской традиций. Владимир Супруненко отвечает, что научные концепции не являются его целью. Он передаёт быт, реконструирует факты старины при помощи воображения, пытается уловить связь времён. В Индии пробовал однажды заниматься йогой, даже делал пранаяму (дыхательные упражнения), но достичь нирваны так и не получилось.

путь ариев

Жизнь игра

— Меня больше интересуют игровые моменты в дороге, — напоминает писатель, — ты же свободно едешь, заезжаешь, куда хочешь. Однажды в Сибири случай у меня был. Познакомился с торговкой, она мне гадала — гадала, а потом говорит: «А давай мою подругу разыграем». Рассказала всё о ней — и вот я подхожу, представляюсь казаком-характерником, якобы обладающим магическими способностями. Начинаю её разыгрывать: «Зовут тебя Валя» — смотрю, напряглась. А я ей дальше вещаю об её жизни. Поверила.

Возвращаясь к теме Востока, спрашиваю, как повлияла на него индийская философия.

— У буддистов очень практичная культура. У нас стоит храм — можешь пойти, а можешь и нет. А чем заниматься человеку на старости лет? У них сплошь и рядом продают цветы, ими украшают алтари. Много небольших храмов, где могут прилечь бездомные люди и странники. Мне, кстати, удобна была эта религия, — смеётся путешественник, — могу в любом месте лечь, никого это не удивит.

Писатель говорит: главное, что открыли ему такие путешествия, — это отношение к жизни как к игре: что случится, если я сделаю вот это, попробую что-то новое?

— Во время путешествий ухватываю детали — мне хочется понять вкус простоты. Взять даже борщ — у него тоже есть своя философия. Традиционно борщ должен быть кисло-сладким, а ведь жизнь строится как раз на умении совмещать несовместимое.

Скрытый смысл — в малом, — утверждает Владимир, — но современный человек так привязался к комфорту, что утратил способность наслаждаться бытовыми вещами.

Владимир называет буддизм религией, которая была создана для обездоленных, но с этим можно поспорить. Интроспекция, самоуглубление — не следствие бедности, а порыв души, попытка познать собственный внутренний мир, отделить привнесённое и бренное от вечного огня, который теплится внутри каждого из нас.

После интервью вспоминается эпизод из фильма «Остров»: к одному монаху приходит мужчина, который хочет быть его учеником, достичь гармонии и просветления. Монах соглашается обучить его всему, что знает, но ставит условие — не брать с собой ничего материального. На следующий день мужчина приходит со старым одеялом, которое монах сжигает ночью, пока его ученик спит. Наутро мужчина приходит в гнев: как же так, это — всё, что осталось у него от прошлой жизни! А монах отвечает, что сжёг это воспоминание о прошлом, потому что человек, который привязан к чему-либо, не может достичь свободы.

С писателем беседовала Ася Шкуро

Фото — Богдана Баланда

Author: Admin
Tags

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Login

Lost your password?