Поэзия постмодернизма: здесь ночами танцуют стихи

поэзия постмодернизма

Хорошая поэзия совмещает две противоположности: кажется, что она обращается лично к тебе, к твоей уникальности, но в то же время затрагивает проблемы, типичные для целого общества.

Современный французский прозаик Фредерик Бегбедер считал: «Мы — пасынки истории. Ни цели, ни места. На нашу долю не выпало ни великой войны, ни великой депрессии. Наша великая война — духовная. Наша великая депрессия — наше существование».

Если проследить, как менялось в литературе различных эпох отношение писателя к своему герою, можно увидеть, что нивелировалась вера в личность. Эпоха романтизма — герой страдает, но борется с несправедливостью, доказывая свою уникальность;  реализм — человек смиряется с жизненными невзгодами, но достойно несет свой крест;  модернизм — личность тонко чувствует упадок духовности и испытывает отвращение к окружающему миру; проза и поэзия постмодернизма выступает под лозунгом «Мерзкий мир и мерзкий человек».

Последнее характерно для большинства современных произведений: это чувство обреченности и одиночества, уникальность и осознание ничтожества… Литература перестала предлагать выход, смирившись с бездуховностью и болью существования человека.

Поэзия постмодернизма: где зажигается луч

Наверное, именно поэтому вечер поэзии «Луч света начинается в нас», состоявшийся 30 ноября в днепропетровском арт-центре «Квартира», привлек внимание людей, которым небезразлично будущее и для которых важно сохранить внутри себя свет и добро.

В гостях — четыре поэта. Они не ищут точных, зеркальных рифм, для них важна мысль — и она ломает предрассудки грамматики, а идеальный стихотворный размер рассекается идеей, проходящей сквозь слова.

Для днепропетровского поэта Павла Следопыта этот творческий вечер – не очередной «квартирник», а переломный момент. Это — своеобразная исповедь:

— В этот вечер я буду читать свои стихи большому залу в самый последний раз. После этого только литературная аскеза. Моя мастерская слов не готова для того, чтоб выражать все свои мысли, идеи и концепции тем набором инструментов, который у меня сейчас есть. У этого решения долгий путь самосознания и самостановления…

поэзия постмодернизма

У меня всё тело в шрамах

Как?

Почему?

И зачем?

Не спрашивай меня.

Я не мудрец, видавший три звезды,

Озарившие Вифлием.

У меня в мыслях грозы,

Взрывающие вакуум мира.

У меня в глазах 

Сотни слов из отрывков Есенина и Шекспира.

Я тот, кто мнит себя следопытом

И таковым по бумагам числится,

У меня вся квартира разгромлена,

Здесь ночами танцуют стихи,

Здесь ночами ведутся битвы

За первенство в эти ряды.

Каждый солдат — потеря,

Каждая строка верна,

Каждая рифма

Умеренна,

Каждому правда 

Своя.

Поэзия постмодернизма: лирика чувств, жесткость смысла

Следующий участник вечера — москвич Иван Фефелов. Иван представляется как «поэт и физик». Лирика поэзии и точность физических величин — где искать точки соприкосновения двух полярных вещей?

— Нет ничего более поэтичного, чем физика, и нет более «физической» гуманитарной дисциплины, чем литература. Как и физика, поэзия — это некий способ миропонимания и мироощущения. То есть, либо ты двигаешься по пути, описанному жесткими законами, либо описанному какими-то красками, эмоциями. Человеческие эмоции формулами описать практически невозможно, но если концепцию устройства Солнечной системы и Вселенной можно описать уравнениями теоретической механики, то поэтическими методами этого не получится. И так как человеческий организм, человеческий мозг, человеческий рассудок стремится к пониманию всего вокруг него, что вокруг творится, я нахожу приемлемым движение по обоим путям, как поэтическому, так и физическому.

поэзия постмодернизма

По словам Ивана, вся поэзия постмодернизма строится на любви, но он смеется над псевдо-поэтическими образами а-ля «Я люблю его, а он меня нет». Любовь — прежде всего, созидающая сила, движущая действиями и смыслами начиная с планетарного уровня: «Для мирового двигателя это топливо, средство для существования человека». «Человек и свобода, свобода и одиночество — вот настоящий образ!» — говорит Иван. Для него быть поэтом означает не просто выражать свои мысли, а ещё и нести ответственность за то влияние, которое оказывают его строки. Наверное, поэтому поэт стремится поднимать более сложные проблемы, чем те, которые соответствуют схеме «человек — человек»: «Тема, допустим, человека и свободы, сама по себе намного глубже, чем отношения человека и человека. Просто потому, что свобода — категория более высокая, чем человек».

звёзды – хлопьями из небесного ковша.
с покосившейся крышей в диагональ
рвётся из клетки грудной душа
к созвездиям, скрученным в спираль.
там, во льду космоса, сияет алмаз,
скажи нам, Господи, там ли ты ждёшь?
над бездной, что всматривалась внутрь нас,
колосится смелая рожь.

я был там.
бездна пуста, лишь пепел книг
оседает в горле, и трудно вдохнуть.

мы идём сквозь тьму, и пылают огни.

огонь не может осветить наш путь.

В стихах Крис Аивер, поэтессы из Москвы, чувствуется борьба за счастье и поиски смысла жизни.

Мы считаем моменты. От вдоха до выдоха — год.
Вырываясь за дверь, ободрав рукава о свободу,
Мы так громко вопим, тут же комкая высохший рот,
И рождается снег, и весной превращается в воду.

Как докажешь, что вдох непременно зажжётся внутри,
Что панический выдох обязан закончиться словом? —
Ты молчишь. И глядишь на больной коронованный Рим
Заслезившихся глаз оловом.

Будь, пожалуйста, здесь. Переждём тридвенадцатый вал:
Хрупнет лестница, выцветут стены, окно расшибется,
Но уж если останется сердце — останется солнце.
И настойчивый пульс в разодранных рукавах.

поэзия постмодернизма

Поэзия постмодернизма: борьба за выживание

Андрея Орловского знают как поэта из Одессы, но последние годы он живет в Москве — «в городе рано состарившихся и перемерзших душ», где «все силы уходят на то, чтобы остаться людьми». Выживанию личности в мегаполисе посвящена его поэзия постмодернизма.

… из моего окна 

видна

дюжина фонарей.

из них два разбиты — таращатся на прохожих.

в эту осень — плаксивую,

грустную

все надоело так сильно,

грузом и

занозой во мне сидит, вырваться всё не может.

После одного из прочитанных стихотворений Андрей вскользь отмечает: «Это было в ту зиму, когда я сменил сорок работ, и мне было нечего есть — я сидел и писал стихи».

поэзия постмодернизма

Новый альбом Андрея Орловского называет «Обрыв», к каждому стихотворению записан музыкальный саундтрек. Однако композитор не смог отправиться в творческое путешествие вместе с поэтом, а потому Андрей считает справедливым читать стихотворения в тишине, оставив музыкальное сопровождение только к первой и последней композиции.

всем, кто с собою честен, однозначно 
поэзия напоминает автомат —
не пулю,
не курок
и не отдачу:
все откровенные стихи есть не иначе,
как разбивающий плечо приклад.

Андрей рассказывает, что содержание первого изданного сборника спустя какое-то время стало настолько сильно раздражать поэта, что он вывез весь тираж за город, облил бензином и сжег. Это случилось три года назад, именно с этого момента Андрей Орловский начинает писать стихи «осознанно» — по его же словам.

— Современная поэзия — безвекторный удар в пустоту. Мы живем во время лингвистического хаоса: пишут — многие; понимают, что делают — единицы.

Ася Шкуро

 

Author: Admin
Tags

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Login

Lost your password?