Пиккардийская терция: «Вся наша награда в том, что зал наполняется людьми»

Пиккардийская ТерцияМузыка, исполняемая а-капельно, подобно дому, возведенному без единого гвоздя, — конструкция шаткая, неоднозначная, но в объятиях гения она превращается в полумистическое событие.

11 мая, в рамках тура по десяти городам Восточной Украины, участники вокальной формации «Пиккардийская терция» дали концерт в Днепропетровске, организованный компанией «Квартал Концерт» и билетным агентством № 1 «Karabas». Жители города в очередной раз получили возможность приобщиться к талантам коллектива, завоевавшего титул «музыкальной легенды Украины», послушать вживую песни этого оригинального объединения и стать частью необыкновенного действа.

Впервые «Пиккардийская терция» дала концерт в Днепропетровске более 10 лет назад. За это время у команды сформировался круг постоянных почитателей, посещающих каждый концерт, но публика все еще расширяется. Если предыдущие концерты команды проходили в драматическом театре, то последнее событие, в это непростое для каждого украинца время, состоялось уже в большом зале ДК Металлургов, наполнившемся заинтересованной публикой.

«Пикардийская терция» (именно с одной буквой «к») — термин, на языке искусства эпохи барокко означающий большой интервал, — вскрывает глубокую увлеченность талантливого украинского секстета причудливой витиеватостью отдаленной эпохи. Шестеро разных людей, со своими судьбами и характерами, связанные волей муз, на протяжении 23 лет проживают совместную творческую жизнь.

Солист коллектива, Андрей Миронович Капраль, согласился поделиться с редакцией «Хорошего вкуса» некоторыми историями из жизни успешной музыкальной команды.

Пиккардийская терция— Есть, наверное, высшая сила, определяющая, быть тому коллективу или нет. Наверное, было благословение, чтобы наш коллектив вообще сформировался. Во времена, когда было очень много разнообразной музыки, нам удалось выжить и просуществовать столько времени, собирая залы, — значит, такова наша судьба, так нам предначертано сверху. Во-вторых, мы нормальные люди, мы не ставили целью зарабатывание денег или какую-то примитивную, искусственно созданную, купленную популярность. Мы много лет просто пели: сказать, что мы при этом что-то зарабатывали, — это было бы очень громко сказано. Но мы это все пережили, нас не рассорили деньги или популярность. Мы просто друзья, делаем то, что нам нравится.

Андрей Миронович рассказал и об истоках формирования коллектива, о знаковой встрече людей, представления о музыке и бесконечный энтузиазм которых так гармонично сплелись в единый творческий ансамбль:

— Мы вместе учились в музыкальном училище во Львове. Начинали работать вчетвером. Фактически, Славик наш был на вокале, мы с Богданом — на отделении дирижирования, а наш руководитель — на теории музыки. Сперва мы создали смешанный хор с минимальным составом — 12 человек, где были и девушки. Но с каждой репетицией девушек становилось все меньше и меньше, и как-то на репетицию мы вообще пришли вчетвером. И мы просто попробовали прямо на репетиции совершить некоторое музыкальное вмешательство в партитуру, которую должны были петь, и попытались исполнить композицию четырьмя голосами. На следующую репетицию опять никто не пришел, и случилось так, что мы начали работать сами.

Мы использовали музыкальные фонограммы, ездили в Донецк на «Червону руту» в 1993 году — в формате квартета и минусовой фонограммы. Но с фонограммами тогда все работали, ничего нового мы бы не привнесли. В конечном итоге, мы меньше года с фанерами проработали, а потом от этого отказались и начали петь а-капельно. Но когда записывался первый альбом, нам приходилось постоянно добавлять голоса, чтобы аранжировка была полнее и более объемно звучала. И мы понимали, что четырех голосов слишком мало — это будет звучать сухо. Тогда Роман Турянин, коллега, который просто приходил нас слушать на репетициях (он очень любил а-капельную музыку, его отец был дирижером), начал понемногу петь с нами. Потом пришел еще один его коллега, с которым они вместе учились, — он пропел с нами полтора года, потом ушел, и его сменил Андрей Шавала. И уже практически 20 лет мы работаем таким составом.

Пиккардийская терцияЗадаем вопрос, не возникало ли сомнений на каких-то этапах творческого пути, что музыка — духовное предназначение «Пиккардийской терции»?

— Наверное, мы настолько это любили, что понимали — мы должны это делать. Особенно после того, как поездили по а-капельным фестивалям Германии и других стран. Когда нам было 15 лет, из Германии приехал а-капельный коллектив наших нынешних друзей — тогда дворцу «Україна» в Киеве потребовалось 200 приставных кресел, т.е. собралась аудитория в 4000 человек — нас хвалили как самый крутой а-капельный коллектив. При том, что в Германии а-капельное искусство достаточно высоко развито, наши немецкие гости сказали, что в их стране такого просто не будет. Это было очень приятно, добавило нам сил и уверенности. Ну и дальше… бац, на каком-то фестивале победили! Уже появился такой нюанс — значит, хорошо!

Потом пригласили в Германию на фестиваль: мы там были первым коллективом, представляющим Восточную Европу. И мы даже нарушили статус этого фестиваля, который не позволяет два года подряд выступать на его сцене одному коллективу: мы выступали два года подряд и потом еще через год. И затем дальше, дальше все продвигалось… Появились какие-то песни, которые помогли нам подняться. Нас не посмертно наградили премией Тараса Шевченко. Есть некоторые награды и так далее, но это все не основное. Мы не стоим в очереди за званиями «народный» или «заслуженный» — вся наша награда в том, что зал наполняется людьми! Ведь можно быть народным, заслуженным, еще каким-то, можно купить, в конце концов, такие звания, но если ты имеешь все эти звания, но не даешь концерты — кому ты тогда нужен?!

Потом мы выступали в Америке, в Канаде — преимущественно для диаспоры, но приходили люди различных национальностей. В Сингапур нас посол приглашал — мы вообще были первым украинским коллективом, выступавшим в Сингапуре. В Бельгии выступали перед всем дипломатическим корпусом, Европарламентом и т.д. Случались очень важные, знаковые концерты, на которых мы представляли Украину. В Брюсселе, в Берлине и в Стокгольме — это были очень серьезные выступления государственного уровня, и нам бесконечно приятно, что нас вот так выбрали как коллектив, который может представлять Украину.

Пиккардийская Терция

В репертуаре этой необычной команды можно найти креативно исполненные каверы на хорошо знакомые композиции, такие как «It’s Probably Me» Стинга, или «Champs Elysees» Джо Дассена, но большая часть их сценических перевоплощений берет начало в творческом взаимодействии с прекрасными дочерями Гармонии — в написании произведений.

— Каждый музыкант — заложник своего основного репертуара. Большей частью, мы пишем песни сами и потому сразу знаем, приживутся ли они. Тот, кто пишет песни (в основном у нас этим занимаются Славик и Володя), приносит новую композицию и предлагает послушать. Если песня классная — она сразу цепляет. Тогда делается аранжировка (этим и я занимаюсь), разрабатывается наиболее подходящий вариант, чтобы она звучала. А потом, конечно, песня проверяется на публике. Хотя мы не идем за тем, чтобы нравиться людям. Честно говоря, если песня нравится нам — она всегда будет нравиться слушателю. Просто не могут быть все песни хитами, однозначно. Мы никогда не строили свое развитие по принципу: «песня — хит и вся остальная подборка». Каждая песня должна быть достойной того, чтобы мы её представили на суд публики, чтобы слушатель воспринимал весь наш диск в целом, и у него не возникало желания перелистнуть какие-то композиции. На это, конечно, требуется какое-то время, должны быть искренние эмоции.

Пиккардийская Терция

Самые известные и полюбившиеся публике песни этой команды связаны с транспортом — это композиции «Старенький трамвай» и «Сядеш у поїзд». В то же время, в их репертуаре есть композиции, олицетворяющие новые идеи украинского народа, облачающие их в музыкальную форму. В первую очередь, речь идет о песне «Пливе кача по Тисині», связываемая национальным сознанием с событиями последних полутора лет. Во время исполнения этой композиции практически все люди, находившиеся в зале, стояли в немом оцепенении, сформировав единую коллективную личность.

Когда музыканты «Пиккардийской терции» выходят на сцену, кажется, сама музыка спускается на подмостки. Не только голосом, но и жестами, эмоциональностью игры они оживляют творчество, заставляя зрительский зал дышать в такт мелодике. Харизма, серьезность и интеллект — такие эпитеты наиболее метко описывают сценическое амплуа коллектива. Очевидно, магия львовских музыкантов не оставляет днепропетровскую аудиторию равнодушной, и в скором времени мы можем рассчитывать на новые совместные впечатления, откровения и истории, созидаемые в диалоге исполнителя со слушателем.

Текст и перевод интервью с украинского — Антонина Сидоренко

Фото — Ольга Самойленко

Author: Admin
Tags

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Login

Lost your password?