Наталия Власова: «Если песни пишутся, значит, это кому-то нужно»

Наталия Власова — известная певица, композитор, актриса. В интервью для журнала «Хороший вкус» Наталия Власова рассказала о значительных событиях, поделилась интересными историями  из музыкальной и сценической жизни.

Расскажите, пожалуйста, об участии в проекте Аллы Пугачевой «Рождественские встречи»

— Все началось с забавной истории. Лет в 14 мне приснился сон, что я в гостях у Аллы Пугачевой в небольшой уютной квартире. Просыпаюсь и думаю: к чему бы это? Тогда я только заканчивала школу, собиралась поступать в музыкальное училище при консерватории как пианистка, ни о какой эстраде не думала и вообще не писала песен. Удивительно! Это не тот случай, когда дантисту снится зуб — тут все закономерно! (смеется). В моем же случае это просто поразительно вещий сон — через 6 лет я оказалась у Аллы Борисовны в гостях в ее загородном доме на съемках передачи «Рождественские встречи». Пугачёва — великолепная и непревзойденная в своей простоте и мудрости женщина. Вне сцены – это стильная и уютная хозяйка сердец и своего дома. На сцене — режиссер и сценарист каждой детали.

 Что вдохновляет Вас на написание песен?

— Я всегда знала, что помимо всевозможных событий, чувств и того, что происходит в моей жизни, и жизни близких мне людей, на написание новых песен меня вдохновляет какое-то конкретное задание, обещание. Например, когда раньше мне присылали сценарии фильма и говорили, что через полчаса к нему нужна песня, каким-то чудом я умудрялась за эти тридцать минут действительно написать песню. И я понимала, что ни за что в жизни эта песня не родилась бы так быстро, если бы не чёткая цель и жёсткие временные рамки. Только в стрессе человек физически способен на нереальные поступки и высокие результаты. Видимо поэтому я сама себе создала такой стресс, запустив на Фейсбуке своеобразный марафон: я попросила людей присылать мне слова, которые станут темой коротких стихотворений, и каждый день в течение мая я выкладывала то, что написала. Но на этом я не остановилась. Отклик был настолько интересным, что я получила большое количество писем с просьбой не заканчивать, да я и сама не хотела. Ничего умнее не придумала, как сменить написание стихотворений на заданную тему на написание песен! И это каждый день. Соответственно, до моего отъезда в Турцию 20 числа у меня должно получиться 17 новых песен! Открываются удивительные связи с космосом! Время ограничено и ты понимаешь, что другого выхода, кроме как взять и написать песню, нет. Вот в данный момент, отвечая на ваши вопросы, я понимаю, что через два часа должна выложить видео с новой песней! А у меня ещё ничего не готово (улыбается). Сейчас закончу интервью, подойду к инструменту и что-то напишу. Если писать каждый день, то из 17 песен 10 будут хорошими. Одним словом, я рада, что устроила себе такое испытание, потому что сидеть без дела мне тяжело.

Вы учились в ГИТИСе. Какое воспоминание о том периоде считаете самым интересным?

 — В первую очередь, с ГИТИСом у меня ассоциируется Владимир Алексеевич Андреев, мой учитель, который не только научил меня основам профессии, но и познакомил с Валентином Иосифовичем Гафтом (а с ним мы около трёх лет выступали вместе, общались, репетировали и сейчас поддерживаем отношения). Я написала много песен на его стихи, и это, конечно, ярчайшая полоса в моей жизни. А если говорить о ГИТИСе в целом, то я счастлива, что его закончила,  — это тот опыт, после которого я стала совсем по-другому себя чувствовать на сцене.

Вы играли в музыкальной драме «Я – Эдмон Дантес». Ваше самое яркое впечатление от съемок?

— Это спектакль, который шёл на сцене, поэтому впечатление не от съёмок, а от театра. Самые яркие впечатления — это то, что за полтора месяца мне пришлось освоить академическую манеру пения, и научиться существовать на сцене — одновременно двигаться и петь, для меня это были абсолютно новые ощущения, новые задачи, с которыми было тяжело справиться. Каждый день я занималась вокалом с педагогом, которая жила за городом. В итоге, с учётом дороги туда и обратно, на это уходило до 6-7 часов. Помимо того, что я впервые в жизни пела не свои песни (музыку к постановке написала композитор Лора Квинт), мне приходилось справляться с техническими задачами, например, прыгать по бочкам во время пения. Всё это было дико сложно. Тогда я на собственном опыте ощутила насколько это тяжёлая профессия — артист мюзикла. И, хотя «Я — Эдмон Дантес» — это музыкальная драма, и Лора Квинт была категорически против термина «мюзикл», это очень похожие жанры. Разумеется, ярким впечатлением была работа с Димой Певцовым. Вообще, это же был мой первый в жизни спектакль, первый подобный опыт. Мне казалось, что я всё делаю очень плохо, и во время премьеры все наконец-то поймут, что я не гожусь для этой роли, и меня уволят (улыбается). Но, слава Богу, я как-то справилась, меня не уволили, и мы прекрасно просуществовали.

На сцене театра ГИТИС в спектакле «Блеск и нищета кабаре» Вы исполнили главную роль хозяйки кабаре — мадам Ортанс. Как проходила работа над ролью? Близок ли вам сыгранный образ?

 — Я получила колоссальный опыт. Научилась ходить на каблуках, что очень помогло мне в жизни — теперь я, не задумываясь, покупаю обувь на высоком каблуке и могу отработать в ней весь концерт, 2-3 часа, не снимая, тогда как раньше мне было тяжело в таких туфлях стоять даже какое-то короткое время. Эта постановка шла два с половиной года и за это время я достигла совершенства (улыбается). А всё потому, что в спектакле «Блеск и нищета кабаре» мы не просто ходили на каблуках, а даже танцевали на них! Казалось бы, что в этом сверхъестественного? Но для меня как для женщины, а особенно артистки, это действительно ценный опыт, прорыв, если хотите. Я стала любить туфли на высоком каблуке, длинные платья, всё то, что делает мой образ женственным. Вообще, я очень благодарна, что в моей жизни был этот спектакль. Что касается сыгранного мной персонажа, то этот образ — хозяйки публичного дома — не имеет со мной ничего общего, конечно же. Но это было забавно и на сопротивление — воплотить на сцене героиню, которая противоположна тебе.

Расскажите о сотрудничестве с Валентином Гафтом.

— Как я уже сказала, знакомство с Валентином Иосифовичем, без преувеличения, стало ярчайшим событием в моей жизни. Мы, так или иначе, общаемся до сих пор, а недавно я была на его спектакле и показала ему свою новую песню, написанную на его стихи («Мосты»), которую исполнила в Санкт-Петербурге с оркестром. Вы знаете, Гафт — это единственный человек, который всегда говорит мне правду, и которого именно поэтому я в большей мере, чем других могу назвать своим учителем. Валентин Иосифович был первым, кто говорил со мной о профессии актёра, о тех вещах, о которых многие молчат. Но он, будучи человеком откровенным и прямолинейным, предпочитает всё говорить в глаза. Гафт «рубит правду», но не просто так, а для того, чтобы помочь, и он это делает. Он говорит мне в лицо, что ему не нравится — как я пою, как существую на сцене. Валентин Иосифович находил для меня время и занимался, мы репетировали часами, я записывала на диктофон все его замечания и это останется со мной навсегда. Я благодарю Небо за то, что в моей жизни есть такой учитель. Я преклоняюсь перед его поэтическим талантом. Как сказал недавно Никита Сергеевич Михалков, на сегодняшний день фигура поэта Валентина Гафта затмила актёра Валентина Гафта. И наиболее ярко как актёр он раскрывается, когда читает свои стихи. Я тоже говорила ему об этом. Он показывал мне свои роли разных лет, и я честно призналась, что самое сильное впечатление на меня производит его игра во время чтения собственных стихотворений. Валентин Иосифович поблагодарил меня за откровенность и сказал: «Да, я с тобой согласен». А ещё именно ему, моему учителю, я посвятила первую в своей жизни эпиграмму:

О Гафт великая планета,

Мне довелось тебя касаться.

Сначала все разорвалось,

Потом хотелось улыбаться!

Часто ли приходится слышать от поклонников, что Ваше творчество изменило их жизнь?

—  Есть такое счастье. Я получаю письма, ко мне на концертах подходят люди, которые признаются, что мои песни сыграли определённую роль в их жизни. Не знаю, как на счёт того, чтобы изменить чью-то жизнь, но то, что какие-то из моих песен повлияли на дальнейший ход событий в жизни людей, это да. Мне это очень дорого. В такие моменты я всегда думаю, что всё не напрасно. Ведь если песни пишутся, значит это кому то нужно, перефразируя Экзюпери.

Творческие профессии связаны не только со взлетами, но и с неизбежными потерями. Какой период в творческой жизни был самым тяжелым? Как удалось справиться с обстоятельствами?

— Сейчас, оглядываясь назад, я понимаю, что до поступления в ГИТИС, у меня был период некоего застоя, затворничества, который продолжался около 5-7 лет. Я сидела в домашней студии, писала абсолютно неформатные песни, понятные только мне, писала христианские альбомы. Но я бы не назвала этот период бесполезным. Я должна была его прожить, чтобы прийти к каким-то новым виткам, стремлениям, желаниям, чтобы созреть для поступления в ГИТИС и всего того, что с этим связано. Определённо я бы не хотела ничего изменить. Всё сложилось так, как должно было, и никак иначе.

 Шоу-бизнес – самая конкурентная среда. Поделитесь секретом успеха, как оставаться известным и востребованным артистом в течение многих лет?

— Я думаю, что самое главное это честно делать своё дело. Когда-то я написала в фейсбуке фразу, которая, как мне кажется, прекрасно отвечает на ваш вопрос: «Музыка — это на нервных окончаниях души. Это когда обмануть невозможно. Нельзя притвориться и сделать вид — тебе верят, если ты честный». Человек должен быть интересен в первую очередь самому себе. Если тебя увлекает то, что ты делаешь, обязательно найдутся те, кто будут к тебе не равнодушны. А как быть форматным и востребованным я не знаю. Я далеко не суперформатный артист, который просто старается искренне и честно делать своё дело.

С Наталией Власовой беседовала Ася Шкуро

Фото — Татьяна Иванова

 

Author: Admin
Tags

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Login

Lost your password?