Малайзия и конфликт в Южно-Китайском море: есть ли дружба в большой политике?

Территории — маленькие и большие — часто становятся предметами межнациональных споров — всему виной жажда денег и природных ресурсов. В случае с Южно-Китайским морем, пространство делят несколько государств — Филиппины, Китай, Камбоджа, Вьетнам, Брунея, Тайвань и Малайзия. В азиатской периодике все чаще всплывают заголовки, предвещающие войну Америки с Китаем за желанную часть моря. В свою очередь, англоязычные издания уверяют, что через несколько лет, когда вялотекущий конфликт перейдет в русло вооруженных столкновений, война не будет нужна ни США, ни Китаю, поэтому опасности нет. Но, похоже, невозможно поделить рифы и скалы так, чтобы это устроило всех участников конфликта. Особенно если того, кто пытается решить диспут методами дипломатии, считают слабее, как это случилось в ситуации с Малайзией.

Нет дружбы там, где делят территории

Почему Южно-Китайское море оказалось столь лакомым кусочком?  Это практически безграничный доступ к море- и нефтепродуктам, контроль над расположенными там островами, возможность разместить ядерные силы под водой. Кроме того, для некоторых сторон конфликта это возможность выглядеть красиво в глазах нации и таким образом удержаться у власти. Так, например, председатель Китайской Народной Республики Си Цзиньпин может представить себя собирателем некогда отошедших земель, отобрав остров Спратли у Филиппин, которые считают эту территорию собственной экономической зоной.

На некоторые острова архипелага Спратли претендует еще одно государство — Малайзия. Притязания основаны на то, что эту территорию пересекает экономическая охранная зона, принадлежащая Малайзии. Несмотря на дружелюбные отношения, позволившие этому государству мирно сосуществовать с прочими сторонами диспута, не так давно и здесь назрел конфликт. С 2009 года Китай принял решение защищать суверенность и увеличил количество военно-патрульных сил, контролирующих происходящее в Южно-Китайском море. Это действие вызывает тревожные чувства у жителей Малайзии, ведь страна все еще пытается урегулировать конфликт мирным образом.

Малайзия: за что ее втянули в политические игры?

Позиция этой страны в диспуте была достаточно мягкой до тех пор, пока в марте 2014 года не случилась трагедия. Самолет, следующий рейсом авиакомпании Malaysia Airlines МН370, исчез в небе над Южно-Китайским морем. Через год, несмотря на то, что причины катастрофы не были установлены, а самолет Boeing 777-200 ER не найден, всех пассажиров признали погибшими. Среди них было 153 жителя Китая.

Мировые аналитики изобретали версии, стараясь объяснить, что случилось с пропавшим боингом. Предполагали, что пилот находился в депрессии и совершил самоубийство. По еще одному соображению, самолет мог стать жертвой террористического акта, а невольных участников этой трагедии захватили как заложников. Впрочем, непонятно, кому это могло было быть нужно, да и дальнейших свидетельств гипотезы не обнаружено. Были найдены обломки самолета, но до сих пор не установлено, действительно ли они являлись частью боинга. Да и выглядит картина на сегодняшний день так, словно эти обломки попали на землю из ниоткуда. Связана ли эта история с конфликтом, затрагивающим Южно-Китайское море, или это стало совпадением, людям лишь предстоит узнать. Однако неудивительно, что эта трагедия еще больше разожгла непонимание между Малайзией и Китаем.

Малайзия предъявляет вполне адекватные притязания. В отличие от стран, угрожающих войной, Малайзия с самого начала заняла позицию «избежать риска», защищая интересы исключительно дипломатическими способами. Так, из одиннадцати морских объектов Малайзия претендует на восемь. Самые важные территории среди них — это морские зоны и острова, такие как Swallow Reef, скалы, формирующие Erica Reef, Investigator Shoal, и Mariveles Reef. Что касается прочих местностей,  Commodore Reef (также известный как Rizal Reef) временно занят Филиппинами, в то время как Amboyna Cay и Barque Canada Reef принадлежат Вьетнаму.

Причина, которая движет активностью Малайзии, — экономического свойства. Учитывая тот факт, что Малайзия находится на втором месте среди поставщиков нефти и газа, потеря территорий в Южно-Китайском море для нее равноценна исчезновению природных ресурсов. Более того, если бы Малайзия осталась ни с чем, она бы также потеряла третью часть правительственного бюджета, который формируется за счет продаж газа и нефти. Поэтому неудачное для Малайзии решение территориального конфликта представляет опасность для государственных доходов и может привести к серьезному экономическому кризису.

Спокойствие, только спокойствие

Вопросы взаимопонимания между народами также имеют значение. А именно, в конце Холодной войны Малайзии удалось наладить отношения с Китаем. Например, в 1974 году премьер-министр Малайзии Абдул Разак Хуссейн посетил Пекин в ходе дипломатической миссии. Он стал первым среди политиков Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (ASEAN), который попытался найти общий язык с Китаем. Впоследствии две страны стали торговыми партнерами и, естественно, были заинтересованы в обоюдном процветании и высоком доходе. В отличие от других государств, вовлеченных в диспут насчет Южно-Китайского моря, Малайзия, по словам премьер-министра Наджиб Разака, «была нацелена на то, чтобы конфликт не затрагивал двусторонние внешние отношения».

Принимая во внимание мирный способ ведения переговоров, заинтересованность Малайзии в безопасности можно объяснить присутствием торговых путей и районов судоходства, проходящих через Южно-Китайское море. Таким образом, Малайзия принимает меры для устойчивого развития экономики и стабильности во всем регионе. А ее правительство активно выступает за ненасильственное решение конфликта.

Страхи и средства защиты

Недавно малайзийский министр обороны Хишаммуддина Хуссейна нанес визит австралийскому политику Мариз Пейн. Обсуждались возможные пути влияния на Китай, чтобы последнее государство выполняло свои обещания не размещать военные силы на обозначенной территории. Затем, политики пришли к выводу, что милитаризация Китая может привести к встречной вспышке агрессии со стороны Малайзии, так как это создает угрозу мирному сотрудничеству. Причиной серьезной политической беседы стал факт неожиданного открытия сотни китайских судов вблизи Luconia Shoals. Тем не менее, Королевские морские силы Малайзии при более детальном расследовании не обнаружили никаких судов. Это окончательно спутало карты Малайзии, которая, естественно, боится потерять суверенитет. Не зря в ноябре 2015 года вице-премьер-министр Захид Хамиди утверждал: «Если нашей стране будут угрожать или на ее целостность посягнут, мы, малайцы, встанем защищать наше государство». С другой стороны, иногда дружбой пренебрегают, поэтому не стоит удивляться контролю над границами безопасности и взволнованности малайзийских политиков.

Ася Шкуро

Author: Admin
Tags

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Login

Lost your password?