Лао-Цзы: старый учитель, вечный ребенок

«Путь в тысячу ли начинается с первого шага» — это выражение принадлежит перу великого китайского философа Лао-Цзы. О его жизни известно немного, недаром историк традиционной китайской науки Джозэф Нидэм называл Лао-Цзы «темной фигурой в китайской истории». И все же некоторые факты из его биографии помогают узнать, чем жил тот, кому было доступно высшее знание Дао.

 «Быстрая езда и охота волнуют сердце. Драгоценные вещи заставляют человека совершать преступления. Поэтому совершенно мудрый стремится к тому, чтобы сделать жизнь сытой, а не к тому, чтобы иметь красивые вещи. Он отказывается от последнего и ограничивается первым».

Лао-Цзы жил в соответствии с теми принципами, которые проповедовал. Подобно другим пророкам, которых не прельщали мирские почести, Лао-Цзы отказался от престижной должности в царстве Цжоу, чтобы стать отшельником. Служба в библиотеке, где и находилось место его работы, была доступна лишь чрезвычайно эрудированным людям. Об интеллектуальном превосходстве и жизненной мудрости Лао-Цзы ходили легенды, и многие жители царства посещали библиотеку для того, чтобы поговорить со служителем. Впрочем, Лао-Цзы был скромен, он утверждал, что делится самыми простыми вещами, за которыми скрывалась легкая мудрость повседневности. Он говорил, что все в мире растет, цветет и возвращается к своему корню,  потому и человеку стоит чаще заглядывать в свою душу.

Рассказывают, что в молодости в эту библиотеку заходил даже Конфуций — разговор с Лао-Цзы оставил глубокий след в его душе.

Историк Сыма Цянь записал такое повествование: «Когда Конфуций находился в Сиу, то он посетил Лао-цзы, чтобы услышать его мнение относительно обрядов. Лао-Цзы ответил:

Я слышал, что опытный купец скрывает свой товар, как будто ничего не имеет. Точно так же, когда мудрец имеет высокую нравственность, то наружность его этого не выражает. Ты брось свою гордость, вместе со всякого рода страстями; оставь свою любовь к прекрасному, вместе с наклонностью к чувственности, потому что они бесполезны для тебя.

Удалившись от нашего мудреца, Конфуций сказал своим ученикам:

Я знаю, что птицы умеют летать, рыбы умеют плавать в воде и животные умеют бегать. Также знаю, что бегущих можно остановить тенетами, плавающих – сетями, а летающих силками. Но что касается дракона, то я не знаю ничего. Он несется по облакам и поднимается на небо. Я сегодня видел Лао-цзы. Не дракон ли он?..»

… Его имя переводится как «Старый Учитель» или «Вечный ребенок». Некоторые последователи даосизма шутили: если они три дня не будут обращаться к Дао, их язык станет деревянным. Кажется, в этом есть своя правда — книга «Дао дэ Цзин» проста, как течение нашей жизни, и глубока, как воды океана.

Лао-Цзы написал «Дао дэ Цзин» по просьбе стражника, который преградил ему путь. Лао-Цзы к тому времени прожил насыщенную духовную жизнь — и готовился покинуть мирские чертоги. «Канон Пути и благодати» (именно так переводится «Дао дэ Цзин») в простонародье называли «Три телеги». Все дело в том, что этот трактат, изложенный на бамбуковых свитках, занимал целых три телеги. Говорили, что ко времени написания трактата Лао-Цзы исполнилось 160, а то и 200 лет. Есть и другая точка зрения: Лао-Цзы пришел в Китай из Индии, чтобы сообщить народу те знания, которые были соседнему народу.

В последние годы жизни мудрец ушел из Лояна, где он проживал долгое время. Он искал укромные места, где его никто не потревожит, дав возможность принять обет отшельничества. Однако в это время его стали посещать сомнения, не в последнюю очередь благодаря беседам с Конфуцием. С одной стороны, Лао-Цзы проповедовал отказ от мирских благ, с другой — внедрение философской идеологии в светскую жизнь.

Размышляя о вечных проблемах, он записывал тысячелетнюю мудрость в доступной форме афоризмов. «Жизнь серия естественных и спонтанных изменений. Не сопротивляйся им, это не приведет ни к чему хорошему. Позволь действительности быть действительностью. Позволь всему течь своим чередом».

Пять тысяч иероглифов — ровно столько диковинных выражений понадобилось философу для того, чтобы поделиться с людьми своим видением жизни. Как достичь гармонии, почему мир ввергает простых смертных в пучину несправедливость, в чем секрет недовольства своей судьбой, почему жизнь обрекает людей на печаль и войну — с другими народностями или с самим собой? Лао-Цзы отвечает на все эти вопросы. Мы действуем в  соответствии с собственными представлениями о том, что есть хорошо, а что  — плохо, и забываем о высшей воле Дао.

«Глаз, всматривающийся в себя, ничего не видит. Ухо, вслушивающееся в себя, ничего не слышит. Язык, пробующий себя на вкус, ничего не ощущает. Сознание, внимающее себе, ничего не сознает».

Строчка за строчкой Лао-Цзы пишет о том, что человеческое понимание ограничено, а поэтому тот, кто живет, ориентируясь лишь на мысли, подброшенные ментальными представлениями, может жестоко ошибиться. Лао-Цзы советует доверять судьбе, с благодарностью принимать испытания и извлекать те уроки, которые раскрывает перед ним жизнь, словно открытую книгу.

 «Если человек долго поднимается по чужой лестнице, то, чтобы найти свою, ему надо спуститься».

Ася Шкуро

Author: Admin
Tags

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Login

Lost your password?