Приключения в китайский Новый год

китайский новый год«Рыба Андрей» работает в жанре анти-кафе. Организаторы называют его «свободным пространством», где платят только за проведённое время. Всё прочее — еда, мастер-классы, выставки, концерты — бесплатно. Неделя Китая здесь завершилась 10 февраля 2013, когда любители экзотики празднуют китайский Новый год.

Дверь открывается с нежным звоном — наверху висят колокольчики, которые называют ветряными мельницами. Они не просто колышутся на ветру, но и символизируют поток энергии. На входе меня встречает этно-выставка, дальше — небольшая библиотека. Взгляд останавливается на восточной духовной литературе, цепляется за русскую и французскую классику.

За одним столом большая компания вырезает разноцветные оригами, а за другим готовят пельмени. Прямо по курсу — целая выставка чаёв и кофе — на любой вкус, рядом желающие готовят салат из крабовых палочек.

В соседней комнате за столом пьют чай со сладостями — все ждут начала мастер-класса. Девушка по имени Даша, смеясь, отвечает на мой вопрос об ожиданиях: «Ожидаем впечатлений, просветления».

На фортепиано лежат восточные инструменты — всё, чем можно пошуметь и позвенеть, рядом — ноты для гитары.

Кунг-Фу в китайский Новый год

Из-за двери появляются два мастера в белой форме — Иван Верещага и Богдан Гриценко, представители Семейной школы кунг-фу мастера Ю-Бо, которые также пришли отпраздновать китайский Новый год. Они мужественны, спокойны, в глазах — умиротворение. Сразу верится в то, что физическая сила неотделима от духовной.

китайский новый год

Внешнее кунг-фу — это развитие тела, потому что если человек не будет заниматься телом, у него не будет здоровья. Мы уважаем людей, которые занимаются разными видами спорта, да и сами мы спортсмены. В кунг-фу есть и культура движения, как в танцах, и состояние духа, — говорит Богдан.

О том, как мастера работают над внутренним миром, рассказывает Иван:

— Внутренний аспект предполагает изучение человека как явления, метаболизма, психики. Есть методы изучения энергопотенциала и энергетики в целом.

Мы рассматриваем энергетику не в мистическом аспекте, а как жизненную силу, которая циркулирует внутри. Речь идет о практическом буддизме: кунг-фу — это искусство побеждать себя.

Спрашиваю, что, кроме долгих, упорных тренировок помогает одержать победу в бою. На этот вопрос Иван и Богдан реагируют очень скромно.

— Понимаете, победа — понятие относительное. У нас есть мантра: «Успех неизбежен». Даже если человек проигрывает, результат всё равно есть.

В пример мастера приводят слова своих знакомых, занимающихся акробатикой: «Плохих тренировок не бывает».

китайский новый год

В продолжении разговора узнаем, что в кунг-фу есть три драгоценности: учитель, учение, ученик.

Если исключить из этой цепи один элемент, процесса не будет, нужна среда, каковой и является учение.

Мастера утверждают, что в современном мире кунг-фу часто неверно ассоциируют с воинским искусством, в то время как это — система эволюции. Рассказывают о том, что, возможно, термин «кунг-фу» своим звучанием обязан неправильному переводу, а изначально искусство называлось «гун-фу» — «мастерство».

В ответ на вопрос, как начал заниматься Кунг-Фу, Богдан смеётся: «Родился». Впоследствии я узнаю, что основатель школы боевых искусств — Ю Бо (в миру — Юрий Гриценко) — его отец.

Развитие силы духа, физической мощи, просветление интеллекта — всё это невозможно без созидания, — считают мастера.

— Мы стараемся охватить все аспекты жизни: духовное развитие, творчество, лепка из глины. Мы представляем также арт-студию, в которой занимается известный художник Валерий Сосна. Есть у нас и спортивно-оздоровительное направление — люди восстанавливают здоровье. Словом, мы занимаемся всем, что помогает нам идти к свету.

Я спрашиваю, есть ли какой-то особый ритуал — перед обычной тренировкой или боем.

— Да, есть. В спорте перед тренировкой делают разминку, которая помогает настроиться, а после занятия — заминку. Для нас такой разминкой является чаепитие — сидим, пьём зелёный чай, переключаемся, настраиваемся.  Это — активная медитация, интроспекция. Чаепитие символизирует вход и выход из системы.

Китайская чайная церемония является не только объединяющим мотивом. В восточной философии, ориентированной внутрь, это — одно из средств самопознания, где участники не хвастают собственными достижениями, а пытаются понять и почувствовать внутренний мир людей, сидящих рядом. Перед боем это приобретает большое значение.

китайский новый год

— Это искусство развивает невербалику, интеллект на более тонких уровнях. Мы учимся читать человека, но не так, как психологи. Последние находятся в безопасности, опираются на книжное знание, а мастера — на чутье: прочитать человека нужно, когда в лицо тебе летит кулак. Здесь расслабляется тело, сознание, нет войны, нет самообмана.

Перед выступлением ребята скромно замечают: «Это — просто обычная тренировка». Боевые техники чередуются с рассказами об истории кунг-фу.

— Боевая йога мало кому доступна. Кунг-Фу представляет собой эволюцию от гедонической йоги к боевым искусствам.

Показав упражнения, мастера напоминают о том, что есть ещё один ритуал — вход в индийскую систему. Они надевают на руки браслеты с колокольчиками: теперь о качестве удара можно судить по частоте звука. Затем ставят синие печати на ногах и руках — изображение глаза. — Почему именно глаз? Говорят, по глазам можно увидеть уровень сознания, — добавляют мастера.

В конце Иван и Богдан надевают на лоб синие повязки, которые в боевом искусстве именуются коронами, и продолжают борьбу с закрытыми глазами.

После выступления мастера предлагают всем желающим попытать счастья. Мне не терпится испытать силу удара — и своего, и чужого. Богдан демонстрирует мне базовые техники, я повторяю за ним. Удивительно, если расслабить руку и придать ей импульс, удар будет сильнее, чем при напряжении всех мышц!

Первые упражнения — «набивки» — помогают снять напряжение с рук и ног. Дальше Богдан показывает, как увернуться от удара или правильно встретить его. В конце мастер демонстрирует упражнения на «прилипание рук» — оно является базой для боевой техники. Это — умение чувствовать противника, вовремя защищаться от удара, устанавливая контакт.

— То, как человек «прилипает», говорит об умении слушать, — добавляет Богдан.

После такой небольшой тренировки я чувствую себя прекрасно. Внутри — спокойствие и ощущение силы, баланса, равновесия.

В завершении мастер-класса по моей просьбе Иван показывает танец Шивы, исполнение которого считается вершиной динамической йоги. Иван вновь надевает на руки браслеты с колокольчиками и с закрытыми глазами совершает поклон. Танцевальные движения переплетаются с боевыми позициями, каждое движение рук не случайно — оно призвано отражать возможную атаку.

китайский новый год

Китайский Новый год и иероглифы каллиграфа

Я перехожу в следующую комнату. Там проходит урок китайской каллиграфии. В китайский Новый год участники мастер-класса осторожно выводят иероглифы, пишут собственные имена и пожелания. Рядом с ними — учитель, под умелой рукой которого бумага играет чёрными завитушками. Константин Войцеховский бережно поправляет линии, одним штрихом оживляя нарисованные черты. Каллиграф говорит о том, что в восточных странах философия неотделима от жизни, она незримо присутствует во всём — от чаепития до работы.

Константин начинает увлекательный рассказ:

— Существует пять основных начертаний иероглифов. В древности они отличались в зависимости от материалов, которые использовались — на форму начертания влияли кость, бронза и камень. Если говорить о пяти стилях, то они отличаются эпохой и применением — так, некоторые из них использовались только чиновниками. Один из стилей — чжуаньшу — считается одним из самых древних. Но его до сих пор используют дизайнеры для стилизации под старину. Этот стиль — предмет гордости китайцев.

Каллиграф повествует о том, что черты на таких иероглифах очень подробные, но в современном письме этот стиль не используют.

— Это что-то вроде нашего древнеславянского. В школе проходят все стили, но там ведь, как и у нас, зубрил–зубрил, сдал — и забыл. Кроме того, так же, как и мы, они привыкают набирать буквы на компьютере. И лишь немногие пишут, вот как вы сейчас. В то же время процесс написания подразумевает глубокий уровень дыхания, другое состояние сознания. Корпус находится в равновесии, рука расслаблена, движение идёт от поясницы, то есть из центра. Здесь очень важен принцип баланса, потому что все люди духовны по своей природе, духовная основа есть во всём.

Спрашиваю мастера о том, что заставило его обратиться к занятиям каллиграфией. Константин с детства интересовался восточной, в частности китайской, культурой. Она привлекала его своей необычностью, отдалённостью от привычной среды. Как раз в тот год, когда наступило время поступать в университет, там открылась кафедра китайского языка.

Константин рассказывает также и о том, что пытался преподавать.

— Но студентам нужна мотивация, они часто ленятся, поэтому я решил не тратить на это сил, а сам занялся углубленным изучением китайского.

Мне интересно, можно ли по иероглифам прочитать внутренний мир пишущего.

китайский новый год

— В одном храме мне подарили стихотворение, состоящее из двенадцати иероглифов. Количество черт было равнозначно количеству дней в году. Мне сказали каждый день рисовать по одной черте. Так можно было проследить, когда ты нервничал, а когда тебе было хорошо. Если линия рваная, значит, человек возбуждён, обеспокоен чем-либо. Здесь всё так же, как и в дыхании.

— А что общего между иероглифом и человеком?      

Константин улыбается:

— Иероглиф — это человек идущий.

Говоря о прямом значении иероглифов, каллиграф напоминает: не зная культуры, невозможно понять изначальный смысл картинки. Так, иероглиф «стакан» (по-китайски «бэй») очертаниями напоминает дерево. Казалось бы, ничего общего между этими двумя предметами нет. Но историки знают: раньше стаканы в Китае делали из дерева, отсюда и значение иероглифа.

— А вот слово «жениться», — продолжает рассказ Константин, — состоит из трёх частей и дословно означает «брать женщину за ухо». Иероглиф, обозначающий рот, похож на рот, только квадратный.
Каллиграф увлечённо рассказывает о сакральном значении учителя в жизни человека, который хочет что-то постичь.

— Существует прямой путь — когда кто-то посвящает тебя в тайны каллиграфии. Нет ничего прекраснее, чем взаимоотношения посвященного и готовящегося к посвящению.

В конце беседы Константин упоминает поездку в Китай.

— Что большее всего запомнилось вам в Китае? — спрашиваю я.

— Непохожесть культуры, — и, чуть помолчав, добавляет, — и похожесть улыбок.

Мастер-класс по каллиграфии в китайский Новый год — последний на сегодня, и после него посетителей ожидает сюрприз. В комнате тушат свет и вносят торт со свечами, за одним столом собираются все участники. Оказывается, среди нас именинница. Почему-то вспоминаются слова Лао-Цзы: «Видеть в чудесном чудесное — вот ключ ко всем тайнам мира».

Ася Шкуро

Фото — Ася Шкуро, Анастасия Ковалёва

Author: Admin
Tags

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Login

Lost your password?