Илона Красавцева: «Для меня верно высказывание: Не важно, что вы делаете, важно — с кем!»

Певица Илона Красавцева занята во многих проектах: выступает с концертами, исполняет музыкальные номера в спектаклях по произведениям русских классиков нью-йоркского Театра музыки и поэзии Рустема Галича.  Сотрудничает с разными музыкальными коллективами, недавно состоялось ее выступление во Флориде с ансамблем народных инструментов «Лад», ранее принимала участие в совместном концерте со знаменитым солистом Метрополитен Опера и Ковент Гардена Михаилом Светловым. В интервью для журнала «Хороший вкус» Илона Красавцева рассказала о музыкальной карьере и поделилась яркими моментами жизни.

— Вы живете во Флориде. Как удается популяризовать классическую и народную музыку за рубежом? Есть ли культурные различия в том, как музыка воспринимается у Вас на родине и в Америке?

— Классическую музыку популяризировать не приходится. Ее и так хорошо знают и любят, особенно люди старшего поколения. А во Флориде их достаточно много, так как многие американцы после выхода на пенсию переезжают в тёплые штаты наслаждаться жизнью.  Что же касается отношения к музыке, оно похожее и в России, и в Европе, и в Америке. Молодёжь слушает новую музыку, модные направления, молодых исполнителей, а люди с опытом предпочитают классику или ту музыку, которая звучала в их юности. Вот русскую народную музыку приходится популяризировать.  В Америке знают только «Калинку-малинку», «Очи Чёрные», «Подмосковные вечера» и «Дорогой длинною». Конечно, эти произведения нельзя назвать народным творчеством, но в Америке существуют популярные версии этих песен на английском языке.  Вот как раз здесь и кроется культурное различие в восприятии музыки.  Англоязычный мир привык слушать все на английском. Им важно понимать текст. Мы слушаем и ловим, в первую очередь эмоцию, которую даёт музыка, часто, текста вообще не улавливаем. А в англоязычном мире текст песни очень важен, они всегда хотят знать, о чем поётся. Приходится переводить (улыбается).

— В Лондоне проходил фестиваль русской песни, на котором Вы заняли первое место. Ваше самое яркое впечатление о фестивале?

— Я заняла первое место в номинации «Народная и современная песня».  На этом фестивале были очень сильные конкурсанты-классики. Тенор  Евгений Южин, например, занял первое место в классическом жанре.  Конкурс был очень серьёзный.  Мне больше всего понравилось восприятие нашей музыки публикой, и я не ожидала такого горячего приёма своего выступления.  Причем, именно внеконкурсную арию Леля из оперы «Снегурочка» встречали очень бурно.  Мне даже захотелось заплакать от неожиданности.

— Вы учились в бостонском Berklee college of Music. Какой самый интересный урок вынесли для себя из этого обучения?

— Я училась в Беркли дистанционно.  У них много программ дистанционного обучения, которые посещают полмира музыкантов и людей, мечтающих стать музыкантами.  Я брала курсы по созданию песенной музыки и лирики.  Это настоящий интенсив – методика обучения очень здорово отлажена. Представьте себе, они могут научить писать стихи на английском языке иностранца, не носителя языка. Научиться играть на новом инструменте дистанционно тоже возможно.  Есть, конечно, гении, которые сами обучаются, я не из их числа, мне нужен наставник. Что касается вокала, я не верю, что можно дистанционно научиться петь.  Хотя Беркли и предлагает эти курсы, я их не брала и в них не верю. Вокал — это тонкие настройки, нужны уши мастера, чтобы добиться точного звучания.

— В одном интервью вы говорили о том, что когда начинали музыкальную карьеру, столкнулись с абсолютным непониманием со стороны близких людей. Как вам удалось справиться с трудностями? Что было самым тяжелым в тот период?

— Я мечтала о сцене с детства. Но так получилось, что в начале взрослой жизни мне пришлось брать на себя слишком большую ответственность и фактически содержать семью. Муж, научный работник, к тому же военный, очень мало зарабатывал, а своего жилья у нас не было. Поэтому мне с моими иностранными языками приходилось работать за двоих. Но я чувствовала, что теряю себя, не занимаюсь любимым делом, а мне оно было нужно как воздух. У меня были депрессии, я мало общалась с друзьями, из весёлого жизнерадостного человека начала превращаться в скучную и злую фурию. Меня ненадолго вывело из этого состояния рождение сына, но счастье материнства для меня было неполным. Надо мной постоянно висел дамоклов меч нереализованности. Ситуация быстро изменилась, когда я возобновила занятия музыкой, заброшенные после школы. Я как будто вернулась «к своим». Мне всё нравилось, всё давалось легко. Хотя, возможно, инструмент не так легко, как голос: но все мне говорило о том, что мне бесконечно нравится этим заниматься. Когда я стала петь для друзей, многие говорили: «Бросай всё и занимайся только этим!». Но я долго ещё раздумывала прежде, чем совершить такой шаг. Дело в том, что у меня не было поддержки семьи. Мама была против моих творческих амбиций. Бывший муж и того хлеще — крутил у виска. Они считали, что я должна всех обеспечивать, а музыкой я и себя-то не смогу прокормить. Отчасти они были правы: когда я всё-таки решилась на поворот в судьбе, и стала петь на профессиональной сцене, мои доходы резко упали, и мне пришлось искать смежные специальности, чтобы обеспечить себе хотя бы прежний уровень жизни. Я занялась организацией концертов и корпоративов, так мне удалось сгладить переходный этап в своей жизни. Меня тогда поддержал только папа, и это была моральная поддержка. На самом деле, было очень страшно остаться без средств, муж к тому моменту уже ушёл «к более надёжной партнёрше», а у меня на руках был маленький сын. Но всё в прошлом. Я не из тех людей, кто может продолжать жить ради зарплаты — такая жизнь не для меня.

— Вы работаете в условиях огромной конкуренции. Как звучит Ваш секрет успеха?

— Для меня наиболее успешными были проекты, где я делала верный для себя выбор и где меня окружали правильные люди. Для меня верно высказывание: «Не важно, что вы делаете, важно — с кем!»
— Чем современные романсы отличаются от их классических аналогов?

— Современные романсы — это песни в стиле «романс», написанные современными авторами на те же самые темы: любовь, расставание, прощание с юностью, но в современных обстоятельствах.  Это современная городская народная песня, имеющая своих авторов.

— В одном интервью Вы упоминали о том, что Вам нравится американский музыкальный театр. Какая постановка произвела наибольшее впечатление?

— Самое сильное впечатление на меня произвел мюзикл «Анастасия». Возможно,  потому, что тема русская; возможно потому, что кто-то из создателей музыки — выходец из России. Это произведение  для меня оказалось очень сильным по воздействию!  Мультфильм, в котором звучит та же музыка, по сравнению со спектаклем ужасен. Хотя у мультфильма тоже были огромные шансы стать хитом.  Но, оказывается, многое зависит и от вкуса художников, от их вклада в произведение.  В музыкальном спектакле прекрасно всё: и образы, и декорации, и голоса, и балет, и кордебалет.  Это вымышленная история о спасшейся от расстрела русской царевне Анастасии — младшей дочери царя Николая II. По сюжету спектакля она выросла в сиротском приюте и была отпущена на вольные хлеба, когда ей исполнилось восемнадцать, встретила двоих проходимцев, которые проводили кастинг среди девушек, чтобы привезти спасшуюся принцессу в Париже, к великой княгине — ее бабушке и получить за это выкуп.  Но они оба влюбляются в Анастасию, бегут с ней в Париж, спасаясь от преследования НКВД, и история заканчивается счастливым концом.  Музыка в спектакле чудесная (улыбается).

— Один из ваших проектов — театральные постановки по русской классике. Расскажите, пожалуйста, подробнее, об их концепции?

— В этом проекте я участвую как исполнитель. Исполняю музыкальные номера в спектаклях.  Организатор, режиссер и главное действующее лицо в этих проектах — Рустем Галич.  Он закончил чтецкое отделение Щукинского театрального училища и много лет преподавал там.  Рустем — прекрасный актёр, его обожает публика.  И он отличный партнёр по сцене. С ним невероятно, он умеет вдохновить.  Концепция м это моноспектакль с одним актёром или небольшим количеством действующих лиц, в который вплетены музыкальные номера, усиливающие эмоциональное воздействие художественного слова.  Спектакли бывают большие: с огромными танцевальными коллективами и оркестрами, и камерные: с одним-двумя музыкантами, в зависимости от зала и организационных возможностей продюсеров, которые представляют спектакль в данном городе. Впервые я приняла участие в постановках Рустема как «региональная сила».  Рустем привёз во Флориду «Бал поэтов», и я исполняла в этой постановке романсы на стихи Есенина, Цветаевой, Ахматовой и Пастернака. В этом состоит концепция Рустема — он ездит по всему миру с этими спектаклями и создаёт театральное действо, опираясь на «региональных» музыкантов, танцоров, актёров. После гастролей Рустема во Флориде я приехала к нему в Нью-Йорк, мы дали там больше 50 подобных спектаклей и концертов. Потом я участвовала в постановке еще двух спектаклей по поэме Лермонтова «Демон» и по произведениям С. Есенина «Знакомый Ваш, Сергей Есенин». Сейчас мы планируем совместные гастроли «Демона» в Англии и Австралии.

С Илоной Красавцевой беседовала Ася Шкуро

Author: Admin
Tags

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Login

Lost your password?