Газетная утка: когда фантастика — любимый жанр

О том, как водить читателей за нос, не вызывая подозрений, знает фантастическое животное газетная утка. Публика привыкла к тому, что каждый день в мире случается что-то удивительное и склонна верить даже странным фактам. В современной массмедийной критике журналистику приравнивают к конвейеру, где «гребут рабы и командуют пираты», — по крайней мере, такое определение журналистской работе дают сотрудники Los Angeles Times. Новости, которые штампуются в неимоверных количествах, часто не подвергаются редактированию, и все чаще мы попадаем в лапы «газетных уток».

Говорят, что впервые ложная информация, связанная с «утиной» темой, появилась на страницах газет в Средние Века. Заморские странники рассказывали о том, что в дальних странах им приходилось наблюдать необычные деревья: вместо плодов на их ветвях красовались утки. Издания вовсю перепечатывали эту историю, несмотря на ее абсурдность. Хотелось бы объяснить интерес людей необразованностью, но в дальнейшем газетные утки становились все более популярными.

… Однажды в Брюссельской газете XVIII века напечатали нонсенс. Подогревая интерес к изданию, журналист Геберт Хорнелиссен воспользовался приемом, который нынче популярен в желтой прессе. Роберт изобрел сенсацию, которая имела мало общего с правдивым отражением событий. Текст звучал приблизительно так: «Как велика прожорливость уток, доказывает произведенный над ними опыт. Из двадцати уток взяли одну, разрубили ее на части вместе с перьями и костями и эти куски отдали на съедение остальным девятнадцати. И так продолжали убивать одну утку за другой и кормили убитыми оставшихся в живых до тех пор, пока осталась только одна, упитавшаяся мясом и кровью своих подруг». Вот так эпатировали публику во времена Наполеона, а искусство производить фурор при помощи недостоверных данных назвали «газетной уткой».

По другой версии, первые газетные утки создавались в те славные времена, когда непроверенную информацию боялись выдать за «хит сезона». В эпоху, когда люди легко считывали латинские символы, рядом с противоречивыми фактами было принято ставить обозначение N.T. — аббревиатура non testatur (не проверено) напоминала слово ente, что в переводе означало «утка».

Впоследствии журналисты пользовались этим приемом для того, чтобы ввести читателей в заблуждение и разыграть аудиторию. Одни из первых «газетных уток» наводнили мир прессы в 1930-50-х годах.

Тогда BBC опубликовала первоапрельскую шутку, рассказав о том, что Швейцария прославилась невероятным урожаем макарон, выросших прямо на дереве. Слушатели из Англии звонили в компанию, прося поделиться таинственным секретом, как посадить волшебное зерно и получить макаронное дерево. Журналисты BBC ответили: самый простой способ совершить чудо — поместить спагетти в банку с томатным соусом и «надеяться на лучшее».

Через несколько лет  знаменитая британская телерадиокомпания «поделилась» секретом, чтобы проверить, окажется ли достопочтенная публика проницательной или поверит на слово в то, что механические часы Биг Бен заменят на электронные. Неудивительно, что пренебрежение лондонскими традициями взволновало англичан, и масса звонков обрывала телефоны BBC. Правда, лишь часть звонивших протестовала против модернизации Биг Бена — многие выражали желание приобрести часть механических часов на память.

В 1970-х годах еще одно авторитетное британское издание попыталось проверить, насколько доверчива ее аудитория. The Guardian поведала читателям о неизвестных доселе островах Upper Caisse и Lower Caisse в Индийском океане, со столицей под названием Bodoni, с прекрасной природой, напоминавшей райский уголок. Розыгрыш уловили лишь те, кто был знаком с издательским делом и терминологией типографии: название острова San Serriffe, равно как и прочие слова, на самом деле, является отсылкой к печатным шрифтам.

Через десять лет разыграли французов – газета Le Parisien, издающаяся в Париже, сообщила ужасную новость. Дескать, власти приняли решение разобрать Эйфелеву башню и перевезти в Диснейленд, а на месте исторического памятника расположить стадион для Олимпийских игр 1992 года. Жители Франции посчитали эту новость кощунством и поразились, с какой легкостью государство избавляется от национальной гордости, — но вскоре газета сообщила, что это был всего лишь розыгрыш.

Ася Шкуро

Author: Admin
Tags

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Login

Lost your password?