Виктор Павлик: Признаюсь в любви Богу, Бог есть Любовь

Виктор Павлик«Я хочу, чтобы вы чувствовали эти песни так глубоко, как их чувствую я…» О чем бы ни пел Виктор Павлик, он поет о Любви — о том, что в каждом человеке есть божественное начало, о матери, о любимой женщине. Хотя практически все альбомы исполнителя записаны на украинском языке, на концертах Виктор Павлик обращается к публике на разных языках: здесь можно услышать микс фолк-музыки и восточных мотивов, легендарный «Hotel California» и даже виртуозное исполнение на гитаре «I love you much, so much»…

 — На концерте вы произносите слова благодарности Богу. Где вы находите союз между божественными и земными идеями, чтобы отразить в творчестве?

— На самом деле, все очень просто. За все, что у меня есть, я благодарен Богу. Я четко понимаю, что послан на эту Землю делать то, что я делаю, и я четко понимаю, что этот талант в меня вложил не кто иной, как Господь Бог. Я пою для людей, но во имя Бога, мой концерт — это признание, исповедь. Есть такое слово — «освідчення», которое как раз переводится как исповедь. Я признаюсь в любви Богу, потому что Бог есть любовь.

Виктор Павлик: «У меня нет ни одной программы, в которой я бы ни исполнил песни, посвященной Богу»

— Вы поете на разных языках, и ваша манера исполнения напоминает традицию суфиев — обращаться к Богу как к Возлюбленному или Возлюбленной…

 — Вы сейчас очень правильно говорите. Это и есть Возлюбленный. Я не воспринимаю, что мой кумир — это, к примеру, Майкл Джексон или группа «Beatles»… Бог — вот на кого я хочу равняться, хотя мы ни стоим и его мизинца на ноге. Остается только быть ему верными и помнить, что Он любит нас всех, каким бы мы ни были — слепыми, кривыми — это не имеет значения. А дальше уже по вере дано.

Я могу посетить любую церковь, в каком бы я городе ни был — не имеет значения, православная, католическая, греко-католическая, неважно. Вера одна, Господь-то один, это вероисповедания разные, ответвления, каноны. Для меня православие означает умение правильно славить Бога. Не важно уметь читать молитву, а важно уметь благодарить Его.

Виктор Павлик

Пою-то я для людей, если бы не было людей, для кого бы я пел? Одним взмахом руки забери слушателя у того или иного певца — и всё. Не имеет значения, что у меня вчера было 50-60 человек, а у кого-то — тысяча. Когда я работаю, для меня неважно, было у меня на концерте 20-30 человек, или тысяча, или полный зал. Конечно, с тысячным залом легче работать, но вчера мне казалось, что по энергетике мы сливались воедино…

У меня совсем недавно было 38 человек на концерте, который проходил в санатории в Закарпатье. Так получилось — мало отдыхающих. Много людей, возможно, хотели попасть на концерт, возможно, не было денег, ведь человек предпочтет сэкономить эти 100 рублей, чтобы завтра покормить ребенка в столовой. А у тех, кто с деньгами, в голове другое — как их просадить на катере, на яхте, как напиться. Конечно, я утрирую, вот оно — черное и белое, горячее и холодное, добро и зло…

Так вот, концерт стоял на грани срыва, и я прекрасно понимал, что мне нужно выйти к людям, а заработка нет. И я провел концерт, хотя заработали все, кроме меня.

 — Вернемся к вашим первым концертам. В Турции вам дали псевдоним, который переводился как «чудо»…

 — Да, «Харика». Но это не псевдоним, это удивление было у людей. Вообще меня называли в Турции «Ябанджи» — в переводе «иностранец». Говорили на меня Виктор рус, то есть Виктор русский. Правда, я пытался объяснить, что я из Украины, не из России, но мне отвечали: да-да, это — одна из областей России?

Так вот, когда я пел песни и всем это нравилось, мне кричали «Харика», что значит «чудо». Я пел в турецкой группе «Мидас». Она была популярна тем, что в то время — а это был 1995 год — там ещё не было столько иностранцев и туристов, как сейчас, все отдыхающие были местными жителями. И понятное дело, что если в турецкой группе было два турка и один иностранец, то эта группа была очень интересна. Сегодня мы пели в одном ресторане, завтра — в другом, послезавтра — в третьем — так мы кочевали с мая по октябрь. Земля слухами полнится… Через месяц уже все побережье гудело, что есть группа «Мидас», где иностранец поет лучше, чем сами турки. При этом я вообще не понимал ни одного слова, просто снимал, копировал, как ухо слышит. Это — очень большая практика, школа. Все, что умею на сегодняшний день — владение голосом, владение музыкальными инструментами — всему этому меня научила школа жизни.

Виктор Павлик

Виктор Павлик: правила жизни

— Если от слова «чудо» отталкиваться, какой случай вы бы назвали самым чудесным, изменившим жизнь?

 — Самый чудесный случай — это то, что я встретил Иисуса. Чудо — то, что мы живем на этой Земле, как, помните, в песне поется — «Есть только миг между прошлым и будущим, именно он называется жизнь». Для Господа три дня — это три тысячелетия. Я проснулся утром — дал Бог день, дал Бог пищу. Я читаю каждый день короткую молитву — «Я отдаю тебе дух свой». Нужно понимать, что каждый день должен быть прожит… не как последний, наверное, но как настоящий.

— Что касается творчества, вы любите эксперименты в музыке или придерживаетесь одного стиля?

 — Я, в принципе, готов к экспериментам, но я никогда не начну рэп читать, хотя смог бы, никогда не начну хип-хоп исполнять со спущенными штанами, хотя тоже, наверное, смог бы. Нормальный музыкант сможет играть и рок, и поп, и все, что хочешь. За классику я не возьмусь, конечно, но импровизационный джаз сыграю. Я еду скоро в Коктебель на «Джаз Коктебель», где буду петь джазовую программу вместе со своей группой. Половина программы — мои известные песни, такие как «Ні обіцянок, ні пробачень», «Ти подобаєшся мені», но они будут исполнены в другой, джазовой обработке.

Мне сейчас такую фразу сказали интересную, мне так нравится: «Курица не птица, а вокалист не музыкант». Имеется в виду, что для того, чтобы быть музыкантом, нужно владеть инструментом обязательно — неважно, каким именно — баяном, аккордеоном, флейтой, сопилкой… Вот у меня гитара, например. Я не говорю, что владею ей в совершенстве, но на своем уровне — да. Помню, мама с папой мне на день рождения подарили гитару, я научился несколько аккордов играть. Так в десять лет мальчик, у которого гитара была выше его, собирал  в пионерских лагерях такую толпу. Пел тогда популярные песни – «Машину времени», «Beatles»…

Виктор Павлик

Это — вся моя жизнь, и за это я благодарен Богу. Для меня на первом месте стоят всё-таки не дети и семья, а Бог и музыка — вот моя жизнь.

— Кто ваш главный советчик, человек, которому вы первому показываете новую песню?

 — Нет, такого нет, что я записал новую песню, и мне нужно кому-то её показать. Я сам, наверное, в первую очередь, и есть несколько друзей, которым могу похвастаться. Хотя я стараюсь не хвастаться, потому что, во-первых, доверяю своему чувству, а, во-вторых, боюсь, что покажу, а кто-то скажет: какая ерунда. Я для себя понял, что если через меня это проходит, я через себя это пропускаю, практика доказала, что это нужно. Меня спрашивают часто, какая ваша любимая песня. Да нет такого — каждая песня любимая. Если бы не была любимой, я не пел бы её.

                                               С Виктором Павликом беседовала Ася Шкуро

                                                Фото — из личного архива Виктора Павлика

Author: Admin
Tags

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Login

Lost your password?