Вахтанг Кикабидзе: «В обществе должно быть равноправие»

Заходя в зал, переполненный журналистами, Вахтанг Кикабидзе по-философски оглядывает публику. От него ждут ответов на животрепещущие вопросы — когда, по его мнению, закончится война, как выйти из политического кризиса и есть ли шанс у двух народов понять друг друга. Обаятельный певец, харизматичный актер, умелый сценарист, талантливый режиссер, в этот вечер Вахтанг говорит тихо, взвешивая каждое слово.

Приехав в Днепропетровск 22 сентября при поддержке компании «Квартал Концерт» и билетного агентства №1 «Karabas», Вахтанг Кикабидзе поделился с журналистами взглядом на текущую ситуацию в стране, рассказал об отношении к жизни — и немного приоткрыл наблюдения из собственных мемуаров.

— В обществе должно существовать равноправие. Ведь не зря во многих странах мира нет выражений «старший брат» и «младший брат». Поэтому это большой позор — то, что происходит сейчас между Россией и Украиной. И если правительство не захочет разговаривать с народом, ничего хорошего не получится.

Во время пресс-конференции Вахтанг неоднократно подчеркивал, что простые люди хотят жить в мире и дружбе, но, увы, политические игры ставят их в тупик. Разобраться все сложнее, прогнозы становятся все менее очевидными. У Вахтанга Кикабидзе просят прямого ответа, он грустно вздыхает:

— Потом, может быть, все наладится, посмотрим.

Певец говорит о разнице в менталитете поколений, о моральных принципах, которые, кажется, нынче предаются забвенью.

— Во времена моего детства люди любили друг друга. Видно, что-то нехорошее с нами происходит, раз сейчас это не так.

Слушая, как Вахтанг Кикабидзе делится видением нынешней жизни, вспоминаю некогда прочитанную историю. В одном из интервью певец вспоминал, что научился ценить тот образ жизни, который вел впоследствии, именно благодаря тому, что умел довольствоваться малым. Будущий музыкант и актер, по собственному признанию, вырос «в страшных условиях».. Когда, спустя много лет, он покупал просторный дом, поначалу не мог спать на новом месте, потому что привык к небольшому пространству:

— Я считаю, что тот, кто не знает цену хлеба и маленького метража, что‑то пропустил в своей жизни.

Отсутствие денег не мешало маленькому Вахтангу чувствовать себя счастливым. Все дело было во взглядах, которые прививала ему мать, о чем музыкант вспоминал в Днепропетровске. Так, когда Вахтангу Кикабидзе было восемь лет, он спросил у матери, которая много молилась и была весьма набожной, видела ли она Бога. На что женщина ответила, что видит Бога каждый день: «Он — в тебе. В каждом человеке заложен Бог, каким ты будешь человеком, таким и будет у тебя Бог». Эти слова певец запомнил на всю жизнь; храня это ощущение в своем сердце, музыкант выходит на сцену…

В начале концерта на экране появляется заснеженная улица, на видео Вахтанг смотрит вдаль пронзительным взглядом карих глаз, в хронику жизни врезаются кадры из фильмов, ребячье веселье, размышления о жизни на засыпанной снегом скамейке… Звучит песня «Мы уходим».

Вот и прожил я свой век на этом свете,
Жил по совести, и Бог тому судья.
Все пронзительней закаты и рассветы,
И все реже навещают сыновья.

Сыновья теперь от многого свободны,
Я, наверно, не учитель им уже.
Что-то главное утрачено сегодня
На каком-то не приметном мираже…

…Ребенок все быстрей мчится куда-то по сугробам, словно спасаясь от погони, и стремительные кадры заглушаются спокойной размеренностью слов:

Мы уходим, мы уходим, мы уходим,

Дай вам Бог пожить, ребята, лучше нас.

В зале гремят аплодисменты, на сцену выходит певец. Как оказалось, последний раз Вахтанг Константинович посещал Днепропетровск сорок лет назад, и на этот раз привез как старые добрые песни — «Проводы любви», «Чито-дрито», «Пожелание», «Приходит день, уходит день», зажигательный грузинский фольклор, так и новые, которые до этого не приходилось слышать любителям его творчества. Кстати, накануне концерта певец признался, что к роли композитора его подтолкнул своеобразный «творческий вакуум», когда Вахтанга не устраивала та музыка, которую могли предложить ему другие.

— Среди молодых композиторов я не нашел тех, кому интересно писать то, что мне интересно петь. А мне, в свою очередь, не очень интересно петь то, что сейчас пишут.

— Ну что это за образ, — сетует певец, —мужчина любит женщину, а она его не любит, или наоборот! Разве об этом нужно петь, разве это — высокое искусство? В песнях нужно поднимать глобальные, серьезные вопросы.

Такой подход к творчеству не раз оценивали многие люди искусства. Вахтанг вспоминает, как во время одного из творческих вечеров, проходящих в Центральном доме работников искусства в Москве, к нему подошел Булат Окуджава. К слову, до этого они знакомы не были, и, хотя Кикабидзе восхищался творчеством Окуджавы и втайне мечтал исполнить песню последнего, попросить об этом стеснялся. Во время того вечера Окуджава протянул Вахтангу небольшой золотой ключ со словами: «Это вам ключ от моего сердца»… А впоследствии, уже после смерти Окуджавы его вдова рассказала Кикабидзе: «Булат всегда хотел предложить вам свои песни, но не решался…».

В Днепропетровске в память о Булате Окуджаве Кикабидзе исполняет «Молитву Франсуа Вийона», и в нынешние непростые времена эти строки звучат почти пророчески:

Пока земля ещё вертится,
Пока еще ярок свет,
Господи, дай же ты каждому
Чего у него нет:
Умному дай голову,
Трусливому дай коня,
Дай счастливому денег
И не забудь про меня.
…………………………………..
Я знаю — ты все умеешь,
Я верую в мудрость твою,

Как верит солдат убитый,
Что он проживает в раю.
Как верит каждое ухо
Тихим речам твоим,
Как веруем и мы сами,
Не ведая, что творим.

Господи, мой боже,
Зеленоглазый мой!
Пока земля ещё вертится
И это ей странно самой,
Пока ещё хватает
Времени и огня,
Дай же ты всем понемногу
И не забудь про меня.

Ася Шкуро

Фото — Кристина Рябкова

Author: Admin
Tags

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Login

Lost your password?