Яхта

Валерий Бохов "Ялта"Море не дышало, оно затаило дыхание. Был полнейший штиль.

Если смотреть на море глазами альбатроса, царственно парившего в вышине над морскими просторами, то можно увидеть пловца, который плыл вдали от берега. За ним виделся след в виде ниточек усов, которые долго тянулись за ним, а затем бесследно исчезали. Вскоре одна из ниточек усов стала пресекаться настигавшей пловца прогулочной шлюпкой. След самой шлюпки был широкий, а следы от гребков вёсел походили на скользящие касания воды ножек паука-водомерки.

Огромное водное пространство впереди; за спиной пловца берег уже только угадывается.

Пловца и шлюпку разделяет сотня метров. Но вот человек, плывший впереди, повернул назад.

Предстояла встреча пловца и гребца на лодке, неотвратимая как судьба.

Чтобы солнце не напекло головы и не слепило глаза, головы обоих были укрыты панамками с небольшими полями.

Вот–вот маршруты их пересекутся.

— А я вас ещё издали увидел. Но никак не мог нагнать.

— Я и не подозревала, что кто–то плывёт за мной. Плыву себе и плыву. Наслаждаюсь!

Гребец повернул шлюпку к берегу.

— Далеко, однако, вы забрались. И ни разу, смотрю, не передохнули. Не устали?

— Нет, не устала. Как–то хорошо плылось, в удовольствие. Стиль у меня — экономный…Брасс позволяет далеко заплывать!

— Забирайтесь в лодку, всё-таки до берега далеко! У меня и чистейшее гостиничное полотенце найдётся.

— Спасибо, воспользуюсь Вашим предложением! Как представлю себе долгий обратный путь, так это отбивает всякую охоту плыть! А завернуться сейчас в полотенце — нет большего наслаждения. Спасибо!

Мужчина помогает женщине забраться в лодку. Она усаживается и накрывается протянутым ей большим махровым полотенцем.

— А вы, оказывается, жутко красивая! Это я не как мужчина вам говорю, не волнуйтесь, а как художник.

— И как же это Вы так раздваиваетесь? Как Вам это удается? По- моему, это невозможно!

— Так я же любуюсь, глядя на вас, глядя на вас и окружающую панораму… На все смотрю глазами художника… Скажите, а как же вы спасаться будете в случае необходимости?

— Поясните.

— От акул, если появятся? Вы задумывались над этим?

— А для этого у меня с собой есть волшебный порошок. Вот растворчик его на поясе в пластиковом флакончике. Вы не поверите, что это за порошок.

— Что же это за порошок?

— Отечественный стиральный порошок «Лотос»! От акул очень эффективен! Лучшее средство защиты! Проверено в нескольких круизах! Открыли это случайно: дети играли в зимнюю партизанскую войну; высыпали порошок в маленький прудик, рассыпали по берегам. Все моментально исчезло — рыба, головастики, лягушки, великолепные кувшинки… Все следы водной флоры и фауны были стерты, как ластиком на бумаге!

А я через каждую сотню метров обогащаю раствором водную среду. Легких вспрысков вполне достаточно!

— Слушайте, а ведь это поразительно! Это ведь открытие!

— Да, открытие! И довольно широко уже известное!

А вот Вам не кажется странным, что двое встречаются в Средиземном море, в алжирских водах, и оба говорят по–русски?

— Действительно! Мне и в голову не пришло, что могу сейчас встретить человека, который бы говорил иначе…

Знаете, у меня не редко происходят странные встречи. Я пару лет назад неожиданно столкнулся со своим братом, вы не поверите, — в Шанхае. И где — в общественном туалете! Извините за подробности.

— Вы, как и я, отдыхаете в Оране?

— Да, в Оране.

— Вы здесь как художник отдыхаете или как мужчина?

— Отдыхаю я как художник. И очень активно и интересно отдыхаю. Я езжу по разным странам. Не только галопом по европам, но галопом и по другим весям. Кроме Европы, побывал в Азии, сейчас, как Вы понимаете, галопирую в Африке. А начинал свой вояж три недели назад в Сочи, побывал уже на островах Лесбос и. Лемнос, в городах Измир, Афины, Тунис, Алжир…

— А в Салониках были?

— Побывал! И каждая страна, каждый город, каждый курорт у меня запечатлены…

— Вы живописец?

— Нет, я кинооператор–режиссер. Представлюсь — Станислав.

— А я Надежда и даже могу назвать вашу фамилию — Кузовлёв! Это так?

— Точно! Откуда вам это известно?

— Я с мужем поспорила, что сама справлюсь с управлением яхтой. В детстве я с отцом ходила на яхтах. Отсюда такая уверенность и тяга к большой воде. Как мне доказать мужу свою состоятельность яхтсмена? Только тем, что намеченный мною план выполняется! А это можно сделать только с помощью кадров захода моей яхты в порты. Я разработала весь маршрут. Если говорить о морях, то это: Чёрное море, через проливы Босфор и Дарданеллы прошли в Мраморное море, затем Эгейское, Критское, Средиземное, с заходами в Ионическое, Адриатическое, Тирренское моря. А впереди ещё нам предстоит пройти Гибралтар и — здравствуй Атлантика!

Это я вас наняла. Вас и всю вашу группу.

— И яхта у вас, класса Oceanis?

— Да.

— Из всех яхт я знаю только этот класс, который и снимаю на пленку.

— Понятно. И у вас на пленке фиксируется время, дата съемки?

— Да. Это одно из условий съемок.

— Очень хорошо. Это и будет предъявлено мужу. Ну, так вот. Закончу уж свой рассказ.

Тщательно продуман и прописан на бумаге график, увязанный по времени с заказами продуктов, а также гостиниц, в городах и курортах для вас и двух других операторов. Учитывались и топливные вопросы, погодные факторы…

Расписание местных авиалиний с маршрутом яхты никак не удавалось согласовать. Пришлось забрать у мужа самолет. Иначе вы и ваша группа могли бы не успеть ко времени захода яхты в какой–нибудь очередной порт.

— С вами кто–то еще на яхте?

— Да, две мои сестры. Одна взяла на себя обязанности кока, а другая — палубного матроса…

Вёсельная шлюпка приближалась к одинокой яхте, стоявшей на рейде Орана, в четырёхстах метрах от берега.

Ну, вот мы и приплыли, — с этими словами капитан и владелица яхты стянула с плеч полотенце, укрывавшее её, сложила несколько раз и положила на банку, приподнялась в лодке, ухватилась за поручни опущенного в воду трапа, сделала несколько энергичных шагов, и поднялась на борт яхты, на которой было выведено название «Надежда».

Световые пятна и блики от блеска дорожки уходящего солнца переливались на высоких ослепительно белых бортах яхты.

— Вас, Станислав, до берега, может быть, отбуксировать на моторке?

— Спасибо! Не надо! Доберусь! До свидания!

— Завтра на рассвете мы снимаемся, а там вслед за нами и вы.

— Да, да. Это наша работа. До свидания!

Валерий Бохов

Author: Admin
Tags

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Login

Lost your password?