«Андалузский пес»: чем Дали не шутит, пока Бунюэль спит

"Андалузский пес"Сверхреальные явления, алогичные связи, иная реальность — блеск и мистицизм сюрреализма в шокирующей кинокартине Бунюэля и Дали «Андалузский пёс».
Семнадцать минут образов, пришедших из подсознания, могут не значить ничего (а именно на этом настаивали создатели фильма), а могут отправить на поиски символических и культурных аналогий. Мы можем разгадывать свои сны, но где уверенность, что это — не ментальная проекция нашего разума, а сон не лишен смысла? Так же происходит и с этим фильмом, сотканным из двух снов.

«Андалузский пес»: безумие образов

Нам является Бунюэль с бритвой, далее — мужчина, который тычет тростью в отрубленную руку, девушку сбивает машина. И, наконец, в двух роялях, к которым привязан человек, — мёртвые ослы и священники. Довершает это безумие образов человеческая ладонь с дырой, из которой появляются муравьи…
Велик соблазн искать аллюзии в социуме (и сравнивать служителей церкви с ослами), вот только психоанализ (одна из немногих вещей, над которой не смеялись Бунюэль и Дали) предлагает искать их в своей голове. Невольно вспоминаются слова Оскара Уайльда: «Мир называет аморальными те книги, которые демонстрируют миру его аморальность». Можно ли считать, что два гениальных сюрреалиста решили продемонстрировать миру его безумие, прикинувшись бредом больной фантазии?

Снимая картину «Андалузкий пес», Луис Бунюэль писал: «Кино навсегда покидает варварские балаганы ярмарок, чтобы поселиться в нынешних своих храмах. Едва распрощавшись с эпохой подземелья и катакомб, эта новая вера, говорящая со всеми людьми единым языком, уже завоевала все уголки земли. Чудотворный взгляд объектива, беззвучный, как рай, одухотворяющий и животворящий, как религия, очеловечивает существа и вещи».

g_pes_big_001

«Андалузский пес»: бесцельная игра смыслов

Соединение человека с бессознательным — догма сюрреалистов. Ещё Шарль Бодлер говорил о том, что автор и его произведение — поле для бесцельной игры смыслов, видимой и невидимой реальности.
Создатели фильма переворачивают психику человека, бросают ему в лицо всю гамму страстей и тайных желаний. Гнев, похоть, гордыня, безразличие, забвение — всё, что человек усиленно скрывает в своей жизни, но подсознание ему не обмануть. Подсознание человека соткано из случайно увиденных вещей, массы ассоциаций, слов, звуков, движений, попавших в память мимолётом. После первой сцены Бунюэль ставит эпиграф: «Huit ans après (Восемь лет спустя)». Восемь — символ бесконечности. Человек никогда не изменится? Но вечной властью обладает лишь Время — его мы видим в образе часов, которые мужчина показывает своей любимой женщине, потом — в виде финального окостенения.
В фильме собрано всё, что загнивает в подвалах нашего подсознания, не желая выползать на поверхность. Не потому ли в финале фильма мы видим гноящуюся ладонь, из которой выползают чёрные муравьи?

Ася Шкуро

Author: Admin
Tags

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Login

Lost your password?