Александр Генис и книга его рекордов

Александр Генис

Книги рекордов Гениса

И предположить не могла, что буду переписываться с Александром Генисом. Читала его книгу «Довлатов и окрестности»  филологический роман о Довлатове  готовилась к семинару по истории эмигрантской прессы… Потом появились «Уроки чтения»  уроки «литературного гедонизма». Когда определяли тему дипломной работы, упомянула имя Гениса. Очень удивилась, когда его одобрили. Теперь вот пишу творческий портрет Александра Гениса. Честно говоря, до окончания портрета еще долго: помимо книг и эссе, он выступает на радио «Свобода», высказался по поводу ситуации на Украине и написал еще одну новую книгу «Космополит»  и вот «новый штрих». Диплом я пишу, но кое-что просто не вписывается в формат, а рассказывать об Александре Генисе, я уверена, необходимо.

Александр Генис: с детства мечтал быть иностранцем

Александр Генис — современный русский эссеист, писатель, литературовед, критик, радиоведущий. Живет долгое время в Америке, но продолжает оставаться в реалиях русской культуры. Печатался в изданиях «Огонёк» и «Esquire», сотрудничал с каналом «Культура», публикуется в «Новой газете» и в журнале «Сноб», ведет свою программу на радио «Свобода», является частым гостем на радио «Эхо Москвы» и на канале «Дождь». Нельзя не заметить, что все издания, в которых участвовал автор – реакционные, где Генис высказывается честно и независимо.

Александр ГенисДружил и сотрудничал с Довлатовым, был знаком с Бродским, является близким другом Татьяны Толстой. Имел честь — по его собственному выражению — общаться с писателями Милорадом Павичем, Умберто Эко и другими деятелями культуры и искусства.

Милорад Павич так говорит о творчестве Гениса и его авторском стиле: «Сквозь искусственную природу, сооруженную человеком вокруг себя, письмо Гениса прорывается пульсирующим потоком взрывов. Их энергия заставляет на время забыть, что язык – внук искусственной, а не естественной природы».

В свою очередь, Александр Генис видит Умберто Эко таким: «Жовиальный и обаятельный, как Марчелло Мастрояни, Умберто Эко, неотразимый в личном общении, покоряет любую аудиторию. Что говорить, если в Колумбийском университете ему, единственному после Бродского, разрешили курить на кампусе…».

Разнообразные хобби Александра Александровича — велосипед, кулинария, рыбалка, интерес к проявлениям жизни свидетельствуют о многоликости писателя. «Филолог, культуролог, прозаик, эссеист, интеллектуал, свободный художник», — пишет о Генисе Игорь Потапов, жалуясь на трудность однозначного определения. О том же и Татьяна Толстая: «Генис-писатель, Генис-культуролог, Генис-кулинар, Генис-странник, Генис-голос — который из них настоящий?»

Александр Генис

Александр Генис и Татьяна Толстая

Об Александре Генисе часто пишут как об эмигрантском писателе. Но Александр Александрович оказался не тем, за кого себя выдавал: родился в Риге, учился в Рязани, работает в Нью-Йорке, живет в Нью-Джерси, был в семидесяти странах, и везде ему понравилось. Уже эти факты наводят на подозрение. Да он и сам признается, чем для него является место проживания: «Возможно, это и означает быть космополитом — растерять по пути к старости национальные признаки и жить не в Старом Свете и не в Новом Свете, не в Советском Союзе и не в Соединенных Штатах, а дома — там, где растут твои дети, там, где стоят твои книги, скрипит твоя половица».

Недавно вышла его путевая проза «Космополит. Географические фантазии». Но космополит в понимании Гениса — не столько гражданин мира, сколько «квартирант Вавилонской башни и абонент Александрийской библиотеки». «Умение всюду быть дома» — философский взгляд на жизнь, который является ключевым смыслом космополита-путешественника для писателя.

Александр Генис признается, что с детства мечтал быть иностранцем, но не «догадывался насколько это хлопотно»: «Возможно, потому, что у меня совсем не было опыта. Им обладала моя рязанская бабушка. Муж ее слыл румынским шпионом, сестра немецкой подстилкой, племянник с варяжским именем Аскольд возводил Асуанскую плотину».

Из интервью

Об эмиграции: «Я пишу о том, что мне интересно — всегда и всюду. Это не связано ни с моим образованием, ни с адресом. Эмиграция помогла расширению культурного горизонта и обострила чувство родного языка».

О России: «Россия — родина моего языка. И родина большинства моих читателей. Моя Россия — бесспорная часть Европы, такой она меня и интересует».

О читателях: «Я не знаю, какие проблемы традиционны для эмиграции. Уж точно не тоска по родине. Все хорошие читатели, как говорил еще Набоков, не отличаются друг от друга: они штучны, индивидуальны и не сбиваются в стаи по государственному или национальному принципу».

Ани Айвазян

Author: Admin
Tags

Comments (2)

  1. Роман:

    😎 😎 😎 Интересно было бы почитать этого автора , много слышал но с творчеством еще не знаком.

  2. Юлия:

    На сегодняшний момент тексты Александра Гениса — моя почти ежедневная, постоянная потребность… Замечательный стиль, чистый, органичный — несмотря на «искусственность» — я не вполне разделяю это впечатление — он совершенно природный .
    Один критик считает его стиль «нейтральным» — рядом с кем-то он может быть, и нейтрален.. Всегда легкий, всегда свежий, всегда новый. Много воздуха, много света, много целебных свойств.
    🙂

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Login

Lost your password?