Актерские хитрости: испытано на себе

Актерские хитростиКак-то раз мы с друзьями решили: хватит разводить драмы на ровном месте — пора научиться делать это профессионально. Перечитав массу книг об актерском мастерстве, ближе к искусству импровизации мы не стали¸ и это немудрено: в таком деле, как драматические постановки, помочь может только практика.

Обойдя несколько театральных кружков, мы ощутили легкое разочарование. Все дело было в завышенных ожиданиях и уверенности: как только я приду, мне поручат играть как минимум Дездемону (при этом непоколебимое убеждение в собственной гениальности дарило знание одной строчки: «Молилась ли ты на ночь, Дездемона?»). Все вышло как-то не так: мы отзеркаливали чужие движения (так отрабатывалась пластика), ходили по кругу с закрытыми глазами (а так проверяли, насколько мы способны доверять друг другу). Суть упражнений на концентрацию внимания заключалась в коллективной игре, где все участники должны были несколько раз выполнить одно движение, причем проигрывал тот, кто терял контроль над собственной внимательностью. Хотя каждая из этих игр на раскрепощение, определенно, помогает снять внутренние зажимы, непосредственно к актерскому мастерству она нас не приблизила.

В состоянии, близком к желанию забросить поиски студии на дальний чердак несбывшихся детских мечтаний, мы случайно увидели объявление о том, что в Днепропетровске проводится набор на драматические курсы — причем программа разработана носителем языка Марвином, а сами drama courses ведутся на английском языке. Нам обещали рассказать о разнице между театральной и кино-игрой, научить навыкам импровизации, работать с голосовыми данными, показать, как вжиться в роль, и натренировать умение cold reading — чтения сценария без подготовки.

Марвин родился в семье японца и жительницы Филиппин, из самих Филиппин уехал в раннем детстве, в дальнейшем проживал в Лондоне. Актерское мастерство Марвин изучал в лондонской школе драмы «Ричмондс», которая славится тем, что учит студентов тем самым азам, без которых невозможно продолжать дальнейшее театральное обучение, — а именно как доносить идеи до аудитории, владеть голосом и читать «сквозь строчки» текст. Приехав в Украину, Марвин решил совместить приятное с полезным — и организовал собственные курсы драмы, помогая всем желающим не только усовершенствовать знание английской стилистики и навыки разговорного языка, но и научиться актерскому искусству.

Урок начинается со знакомства — нам предлагают назвать свое имя и сделать какое-то движение, участники, стоящие в кругу, должны повторить имя каждого и воспроизвести жест. Простое на первый взгляд упражнение оборачивается красивым танцем под конец, в котором есть что-то от каждого участника игры, ведь состоит лишь из тех движений рук, а порой — и глаз, которые пожелали продемонстрировать сами посетители студии.

Актерские хитрости

Дальнейшие упражнения напоминают уроки вокала — Марвин рассказывает, как правильно дышать:

— Для актера очень важен поставленный голос, вся ненужная хрипотца проявляется, когда человек чрезмерно напрягает связки. Во избежание провала на сцене нужно дышать через диафрагму — вдох и выдох происходят благодаря изменению объема грудной клетки в продольном и поперечном направлениях, а это совершается посредством сокращения диафрагмы, межреберных дыхательных мышц и брюшных мышц живота.

Звук должен выходить из легких, а не из горла — вот главный посыл, который стремятся донести все люди, знающие основы правильного дыхания. Марвин ходит по кругу и следит за тем, чтобы все держали ровную осанку и не поднимали при дыхании плечи. Затем показывает фокус — оказывается, посредством диафрагмального дыхания так легко усилить звук с тихих нот до невообразимых пределов.

Отдельная история — английские скороговорки. А как скоро вы произнесете, не запнувшись на пятом слове, следующий tongue twister?

Peter Piper picked a peck of pickled peppers.
A peck of pickled peppers Peter Piper picked.
If Peter Piper picked a peck of pickled peppers,
Where’s the peck of pickled peppers Peter Piper picked?

Мы усиленно ищем смысл в этом наборе слов, жуем звуки и слоги, запинаемся на ровном слове, но, в конце концов, побеждаем в неравной борьбе эти замысловатые скороговорки.

Актерские хитрости

— Меня всегда завораживала пантомима, но я не слишком представляю, как при помощи одной лишь техники можно сыграть понятные для публики вещи, — признается одна из участниц студии. Я лишь пожимаю плечами — неоднократно репетируя (естественно, когда никто не видит) монологи из понравившихся литературных произведений, я не представляла, как можно убрать текст и оставить жесты, мимику и пластику, не лишив действие присущего ему смысла.

В ходе разговора вырисовывается предположение:

— Вообще пантомима характерна для примитивной культуры, где существовало несколько сюжетов и три-четыре популярных героя. Помните тех же Коломбину и Арлекина? Разве сложно догадаться — при условии, что они одеты соответствующим образом – так вот, ведь совсем нетрудно понять, что имеется в виду, если одна и та же история обыгрывается на все лады.

Пока мы шепчемся, Марвин раздает роли — словно отвечая на наш вопрос, как из ничего создать великолепную пантомиму. Сюжет действительно прост: в заброшенный доме, где живет одна хозяйка, дождливым осенним вечером стучатся гости. Приходят один за другим, не считают нужным представиться. Возникает задача «прожить» собственную роль, думая, как герой книги или фильма, имя которого известно пока лишь им самим. Чем лучше актерская игра, тем проще «хозяйке» догадаться, кто пожаловал к ней на огонек.

Актерские хитрости

Сидя в зале, я смотрю, как завораживает эта коллективная пантомима, в которой периодически прорываются слова (все-таки без них никак) — легко угадывается властная Мэри Поппинс, жеманно отмеривающая шаги по «дому» и командующая присутствующими; внимательный Шерлок Холмс, невидимой лупой осматривающий сценическое пространство.

Перед выходом на сцену я усиленно вспоминаю характерные жесты и фразы Лары Крофт, которую мне и предстоит сыграть. Вооружившись советом, который обычно дают мимам, я пытаюсь поверить, что на ближайшие три минуты я, промокнув до нитки под нереальным дождем, звоню в несуществующий звонок. Фантазия бьет ветром в лицо, иллюзорный зонтик выворачивается наизнанку, и я позволяю придуманному ветру раскачивать меня из стороны в сторону. В какой-то момент эти нехитрые техники заставляют меня забыть настоящее имя и на полном серьезе пуститься на поиски сокровищ, создавая предметы из воздуха…

Когда все герои отгаданы, а с лиц участников студии сползает чужой облик, безжизненная сцена погружается во мрак. Но ненадолго, потому что теперь предстоит отработать драматическую реакцию.

Как известно, любое вербальное обращение к человеку, будь-то вопрос, захватывающая новость или нудный, подробный ответ на типичное «Как дела?», существует для того, чтобы получить ответ — каким бы он ни был, вежливым или грубым, словесным или простым пожиманием плечами. В некоторых случаях игнорирование и уход от ответа тоже является логическим следствием начатой коммуникации. Что и говорить о том, что сила драматической постановки зачастую оценивается по зрительской реакции.

Актерские хитрости

Марвин садится напротив одной из участниц студии и просит в красках сообщить о том, что он выиграл лотерею.

— Представьте, что камера стоит за вашей спиной. Вы произносите: «Ты выиграл лотерею!», но видео не фиксирует ваше выражение лица, камера направлена на меня — и должна поймать мою реакцию. Вот так обычно и происходят пробы, чья реакция окажется более живой, более интересной, тому предлагают роль. Иногда актер сам добавляет «изюминку» самобытной реакцией, и его нововведение попадает в сценарий.

Мы пишем друг для друга ситуации, разыгрываем, как может вести себя человек, который выиграл Евровидение, провалил важный экзамен, которому брат пообещал привезти из Индии слона.

Актерские хитрости

— Как сделать реакцию наиболее адекватной? Как не переигрывать? — спрашиваем Марвина.

— Сложнее всего играть эмоции, которые вы не пережили. Например, нужно показать реакцию, вызванную смертью близкого друга, – предположим, в вашей жизни такого опыта не было. Вы можете вспоминать, к примеру, как ваша собака убежала из дому и как вы переживали по этому поводу. Но, все же, это будут именно переживания по поводу конкретной собаки, а не смерти друга. Поэтому больше наблюдайте за происходящим, интересуйтесь другими людьми. В жизни мы часто очень заняты собой, загружены работой и личными проблемами — но актер должен обращать внимание на эмоции других людей, отслеживать собственные, будучи наблюдателем, созерцать все происходящее со стороны. Тогда и получится такая сценическая реакция, что публика сразу же поверит вам.

В дальнейшем Марвин рассказывает нам о собственных секретах — многие актеры пользуются так называемыми «триггерами». Это средства, способные пробудить определенные воспоминания и создать набор ассоциаций. Марвин достает из кармана монетку:

— Допустим, вы испытываете сложности, изображая ощущение грусти. В таком случае вы берете, например, эту монету и договариваетесь сами с собой, что для вас этот предмет будет символизировать грустные эмоции. Вы можете вспомнить о драматических событиях, произошедших с вами, глядя на монету, либо читать печальные стихи, держа ее в руке. В следующий раз, когда вам потребуется выйти на сцену в трагическом амплуа, вы просто видите монету, и мозг выдает вам именно эту реакцию.

То же самое происходит, если вам нужно изобразить счастье — найдите какой-то предмет, который ассоциируется со счастливыми моментами, — это может быть конкретное изображение или даже лоскут ткани вашего любимого цвета. Главное — чтобы ваша эмоциональная система отзывалась на эти предметы, которым вы позволили сыграть роли «триггеров».

Ася Шкуро

Фото — Марвин Фернандез, Евгения Гавриленко

Author: Admin
Tags

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Login

Lost your password?